N.K.V.D.
Чем дольше отстаиваешь права, тем неприятнее осадок.




"Самая нахальная" операция Дунайской флотилии


В середине марта 1945 года Советская армия отразила мощное контрнаступление фашистских войск в районе озера Балатон и разгромила сосредоточившуюся там крупную группировку войск противника. В результате этого были созданы благоприятные условия для завершения боев на территории Венгрии, вступления советских войск в восточную Австрию и освобождения ее столицы - города Вены. Эти задачи были выполнены в ходе Венской наступательной операции 3-го и 2-го Украинских фронтов, начавшейся 16 марта 1945 года.

Одной из характерных черт Венской наступательной операции было успешное использование речных десантов, высадка которых осуществлялась кораблями Дунайской военной флотилии под командованием контр-адмирала Г. Н. Холостякова. Моряки флотилии активными действиями поддерживали наступление наших сухопутных частей, которые продвигались вдоль левого берега Дуная. При активной артиллерийской поддержке кораблей флотилии 4 апреля была взята Братислава. Понеся тяжелые потери, немецкие дивизии группы армий "Юг" отходили к Вене.

Оборона Вены рассматривалась в Германии как важнейшая военно-политическая задача. Это была столица ближайшего союзника Германии, крупный промышленный центр и транспортный узел, в котором сходились железнодорожные, речные и автомобильные магистрали. Обороняла Вену 6-я танковая армия СС в составе 8 танковых и одной пехотной дивизии, а также 15 отдельных батальонов. Эта танковая армия, наводившая страх на войска союзников, была переброшена из Арденн в столицу Австрии накануне наступления советских войск. На подступах к городу были созданы противотанковые рвы и минные поля. Для перекрытия Дуная на его фарватере было затоплено восемь крупных барж. Оборонительные позиции вокруг города были хорошо оборудованы в инженерном отношении, насыщены артиллерией и пулеметами. Сильные рубежи обороны создавались и в самом городе.
Усиленная подготовка к обороне города не мешала массовому вывозу из Вены промышленных предприятий и всевозможных ценностей. Происходил самый откровенный грабеж австрийской столицы. Все дворцы, памятники и ценные здания были подготовлены к взрыву. Фашисты взорвали все мосты через Дунай, за исключением одного - старейшего и очень красивого Имперского моста, по которому гитлеровцы отводили свои войска и боевую технику на левый берег Дуная.

Для взятия Вены была создана специальная группировка советских войск в составе четырех армий 2-го и 3-го Украинских фронтов. Советским войскам была поставлена задача не допустить разрушения важнейших исторических памятников города. Для быстрого сосредоточения наших войск на исходных позициях Дунайская флотилия всего за пять предшествовавших штурму дней перевезла к месту назначения более 72 тысяч солдат и офицеров, 576 орудий и много другой техники. В первые же дни штурма советские войска прорвались на южную окраину города, а с 6 апреля начались уличные бои. Гитлеровцы перешли к стойкой, активной обороне, часто переходили в контратаки, совершали быстрые вылазки в расположение наших войск. Для усиления натиска 8 апреля корабли Дунайской флотилии прорвались в тыл врага и высадили десант в составе стрелкового полка на восточную окраину Вены.

Для дальнейшего продвижения штурмующих частей необходимо было захватить единственный уцелевший мост через Дунай - Имперский мост. Он был заминирован, и немцы очень упорно обороняли его. Две попытки наших войск овладеть мостом 9 и 10 апреля закончились неудачей. Оценив сложившуюся обстановку, командование решило высадить десант прямо в город на правый и левый берег Дуная. Десанту ставилась задача - захватить мост и удерживать его до подхода наших частей. Для выполнения этой задачи был выдела рота старшего лейтенанта Э. А. Пилосяна (более 100 человек) 80-й гвардейской дивизии с усилением в виде одной 45-мм пушки и четырех станковых пулеметов.

Высадку поручили Дунайской военной флотилии. Обстановка на подходах к мосту была очень сложной. По обоим берегам реки располагалось много вражеских танков, артиллерии и пулеметных гнезд, а катера практически не могли маневрировать, поскольку им предстояло пройти под разрушенным мостом и обходить многочисленные подводные препятствия. Десант был погружен на два бронекатера. Для огневой поддержки было выделено три бронекатера и восемь минометных катеров, а также задействован Береговой отряд прикрытия флотилии и армейская артиллерия.

Утром 11 апреля пять бронекатеров отошли от правого берега Дуная и взяли курс на Имперский мост. Они благополучно миновали разрушенный Венский мост и оказались в расположении противника. Появление днем в центре города советских бронекатеров оказалось для немцев полной неожиданностью. Головной бронекатер под командованием командира отряда высадки старшего лейтенанта С. И. Клоповского поставил дымовую завесу и открыл огонь по огневым точкам врага. Противник ответил сильным огнем. Наша авиация совершила налет на вражеские позиции в районе высадки. Корабли с боем, обходя подводные препятствия, приближались к Имперскому мосту. Прикрываясь дымовой завесой, три бронекатера приступили к уничтожению огневых точек в районе моста, а два других подошли к правому и левому берегам и начали высадку десанта. Гвардейцы быстро захватили мост. Операция оказалась такой молниеносной, что гитлеровцы не успели его взорвать. Позднее Холостяков называл эту операцию "самой нахальной" из всех проведенных флотилией.
Пока наши катера обеспечивали высадку десанта и захват моста, немцы успели подтянуть к берегу танки, самоходные пушки и минометы. Отходили бронекатера под очень интенсивным огнем противника. На кораблях были серьезные повреждения и пожары, появились убитые и раненые. Однако все катера вернулись в базу. Гитлеровцы быстро опомнились от этого дерзкого удара и начали яростно атаковать десант. Они прекрасно понимали значение моста для обороны города, да и группировка фашистских войск на правом берегу Дуная оказалась отрезанной от основных сил. Вражеские атаки на мост следовали одна за другой сразу с обеих сторон. Особенно ожесточенными они были на третий день обороны в ночь с 12 на 13 апреля. Этой ночью к гвардейцам прорвался воздушно-десантный батальон, но атаки гитлеровцев были настолько интенсивными, что силы десанта были на исходе.

Из состава флотилии был сформирован штурмовой отряд под командованием старшего лейтенанта И. Кочкина. Утром 13 апреля этот отряд прорвал оборону противника в районе Венского моста. Вслед за моряками в прорыв устремились гвардейцы 80-й дивизии. Фашисты стреляли из окон и с крыш домов. Казалось, что огонь ведется со всех сторон. Отряд с потерями продвигался к мосту, который весь был окутан дымом разрывов. В это время открыла огонь наша артиллерия, немцы залегли, и отряду удалось прорваться к десанту. Вскоре к мосту подошли наши танки, а затем и армейские подразделения. В этот же день Вена была полностью освобождена. Все участники операции по захвату моста были награждены орденами и медалями. Спустя некоторое время пришла еще одна радостная весть: король Великобритании Георг VI наградил адмирала Холостякова Трафальгарским крестом - высшим морским знаком отличия Соединенного Королевства, которого до того не удостаивался ни один иностранец. Благодарные венцы установили перед мостом красивый обелиск в честь советских воинов, спасших от разрушения эту бесценную историческую реликвию города.



13 апреля 2010 года в Австрийской Республике проходило празднование 65-летия освобождения Вены советскими войсками. На этом мероприятии присутствовала делегация из Петербурга, в числе которой были два участника штурма Имперского моста – Л. Ю. Иванов и В. Г. Четыркин. А нынче ветераны вновь побывали в Вене. 9 мая на Имперском мосту была установлена гранитная памятная доска с бронзовым медальоном, изображающим штурм переправы 13 апреля 1945 года. «Доблестным советским гвардейцам воздушным десантникам – благодарные жители Вены», – гласит текст на русском и немецком языках. Авторы – петербуржцы скульптор В. Н. Филиппов и заслуженный архитектор России В. И. Мухин.

У памятной доски был выстроен почетный караул знаменной группы Министерства обороны Российской Федерации и возложены венки и цветы от муниципалитета Вены и посольств стран – участниц Второй мировой.

...Вот как вспоминает апрельские события 1945-го ветеран войны Леонид Юрьевич Иванов, бывший заместитель генерального конструктора фирмы «Малахит»: «Я был офицером 1-го батальона. Утром 13 апреля мы находились в здании монастыря Св. Франциска, рядом с мостом, где был командный пункт полка. До нашего штурма немцы расстреляли мотоциклетный отряд советских автоматчиков, пытавшихся прорваться к центру переправы. Поэтому нам приказали двигаться под мостом по трубе, идущей до другого берега. Мы забрались сюда по какой-то лестнице, но стали идти вперед по доскам рядом с трубой. Эти доски немцы постелили, когда минировали мост, и второпях не успели убрать. По трубе было идти безопасно, но для этого надо было двигаться очень медленно, полусогнувшись. Поэтому мы пошли по открытому пространству, стараясь прятаться за конструкциями моста от осколков мин. Дошли до другого берега и увидели немецкую оборону из пулеметных дзотов и артиллерии – тогда стали спускаться вниз на шоссе.
Памятная доска здесь открыта в мае 2011-го.Спустившись, мы попали под обстрел крупнокалиберных пулеметов. Враг прижал нас к быкам моста. Вокруг сверкали искры от ударов пуль по граниту. Весь берег был заминирован. У нас в отряде был снайпер, ленинградец, ему оторвало миной ногу. Я перетягиваю жгутом обрубок его ноги, а он в шоке вдруг как запоет: «...Как же я с вами, девочки-ленинградочки, буду танцевать...». Несмотря на обстрел, мы с фланга атаковали оборону немцев и с ходу уничтожили. Потом закрепились там до подхода основных войск. Последнее яркое и тяжелое воспоминание от этого штурма – смерть моего друга комсорга батальона Коли Черкашина. Он шел в атаку впереди отряда – и почему-то в белых парадных офицерских перчатках. На другой стороне Дуная Коля попал под автоматную очередь и сразу погиб от ранений в грудь. Не могу его лица и этих перчаток до сих пор забыть...»
.

Эти воспоминания дополняет полковник артиллерии в отставке кавалер ордена Александра Невского Виктор Геронтьевич Четыркин: «Я командовал 3-м дивизионом 10-го артиллерийского воздушно-десантного полка, и мне было приказано поддержать передовой десант после того, как он укрепится на другой стороне Дуная. Около шести часов утра, увидев сигнал ракет – двух красных и одной зеленой, наш дивизион артиллерийским огнем стал помогать десанту, а потом и всему 21-му полку отбиваться от врага, пытавшегося снова захватить мост. К одиннадцати-двенадцати часам дня в бой вступил весь наш полк, и я перенес свой командный пункт с батареей из 76-миллиметровых орудий на другую сторону Дуная. В это время в бой за мост уже вступили морские десантники и наши летчики. Мой командный пункт находился на втором этаже жилого здания. Пришлось уничтожать немецкие танки. Особенно сложно проходила дуэль с одним умело маневрировавшим немецким тяжелым танком. Его нельзя было расстрелять прямой наводкой, поэтому я скорректировал по нему залп с полузакрытой позиции и поджег его...».

@темы: занимательная История