21:19 

Битва на Куликовской 6 мая 1992 года

N.K.V.D.
Ну, суки, ща я вам устрою гей-парад!

Из оперативного сообщения: "В перестрелке 6 мая 1992 года принимали участие с одной стороны балашихинская группировка (лидер Старостин Герман, 1963 г. р., кличка Гера), с другой стороны подольская группировка (лидер Лалакин Сергей, 1955 г. р., кличка Лучок), чеховская (лидер Павлинов Николай, 1957 г. р., кличка Павлин), а также три московские группировки - Антона, Петрика и Сережи Бороды".
К двенадцати ночи в Бутово на Куликовскую улицу были стянуты силы противоборствующих сторон. Эта разборка войдет в историю наших мафиозных войн.
Группа Старостина была вооружена шестью автоматами Калашникова и несколькими пистолетами. В одной из машин лежал стандартный картофельный мешок, доверху наполненный патронами калибра 5,45. Другая сторона была представлена подольской, измайловской, таганской и солнцевской группировками. Всего в конфликте принимали участие около сотни боевиков. Кроме названных, в Бутово подъехало 25 человек красноярцев. Члены их группировки, находившиеся еще недавно под покровительством убитого в Москве вора в законе Калины, были свидетелями конфликта в "Солнечном".

Сначала все шло мирно. Старостин в сопровождении охраны подошел к ожидавшей группе. Кто-то спросил, зачем Гера взял стволы. Тот спокойно ответил: "У меня оружие всегда под рукой". Некоторое время шел обычный в таких случаях разговор. И вдруг грохнул выстрел. Он и послужил сигналом к боевым действиям.

Очевидцы, жители ближайших домов, рассказывали, что непрерывные вспышки напоминали фейерверк. Когда на место боевых действий прибыла милиция, она обнаружила груды стреляных гильз, "вольво", "линкольн" и несколько "Жигулей" с пробитыми колесами и стеклами (машины были с чужими номерами или числились в угоне), лужи крови и подвернувшего ногу Климкина - боевика группы Старостина с автоматом. Всех убитых и раненых участники битвы на Куликовской увезли с собой. Балашихинцы потеряли двоих, в том числе участника конфликта в мотеле "Солнечный" Молоткова по кличке Ваня Молоток, четверо были ранены. Со стороны подольских пулю в руку получил некий Лабза, а от тяжелых огнестрельных ранений в грудь и живот скончался Сергей Тараскин, тренер по борьбе спортивной школы "Кунцево", имевший кличку Тарас и занимавший видное место в группировке Сережи Бороды.

Из оперативной информации: "Похороны Тараскина состоялись на Хованском кладбище. Собрались все члены группировки Бороды. Участники сбора были вооружены короткоствольными автоматами. О появлении посторонних сообщали по рации дежурившие на подъездах боевики. На кладбище прибыли воры в законе и авторитеты. Они рекомендовали прекратить кровопролитие и определиться мирным путем. Участники сбора согласились, но в отношении лидера балашихинцев Старостина и его ближайшей связи Сухого, а также поддерживающих их люберецких лидеров Сэма и Мани вынесли смертный приговор. Исполнение акции взял на себя Сережа Борода".
Группировка Бороды-Круглова насчитывала в то время более 50 человек. В арсенале боевиков имелись гранатометы, автоматы, пистолеты, бронежилеты и средства мобильной радиосвязи. Попытка расправы над балашихинцами была предпринята сразу. Первым делом люди Бороды попытались добить Куренкова, который находился в больнице в Балашихе. Но, узнав об этом, Гера вместе с двумя боевиками одевают белые халаты, на носилках выносят Куренкова из хирургического отделения и увозят в неизвестном направлении. Прячутся и другие жертвы разборки. Тогда Круглов дает команду разобраться с Сухоруковым.

Старостин и Сухоруков крутыми стали не сразу. Как пошутил знакомый оперативнике начале карьеры Старостина, больше известного среди своих под кличкой Гера: "В "коллектив" он пришел простым угловатым подростком". Таким же был и лучший друг Геры - Сухоруков, которого чаще называли Сухой.
Хотя уже в школе они имели плохие характеристики и попадали в поле зрения милиции, восхождение к вершинам уголовного мира было для будущих авторитетов непростым. Сухой, например, промышлявший среди прочего и перепродажей водки, не раз бывал бит старшими товарищами, а однажды даже получил касательное ранение из дробовика. В больницу, естественно, не обращался. Разобрался с обидчиком сам.

Гера Старостин и Александр Сухоруков в окружении подруг.
Любопытное дополнение к биографии Сухого. По оперативным данным Регионального управления по организованной преступности Московской области, именно из Железнодорожного, родного города Сухорукова, поступило первое историческое заявление о диковинном в то время виде преступления - рэкете. Установить, кто вывозил кооператора в лес, подвешивал его за ноги тросом, засовывала задний проход кол, сыщикам удалось. Увы, дальше установления участников преступления (как нетрудно догадаться, Сухой был одним из фигурантов) продвинуть дело не удалось. Оно тихо угасло в Балашихинском районе.

Мужал и рос Сухой в группе местного авторитета по кличке Свирид. Агрессивный, дерзкий подвальный каратист - про таких говорят отмороженный. Любимым занятием Сухого было гонять на машинах, драться, гулять в кабаках с девицами. Первую новенькую "восьмерку" ему подарил Свирид, который вообще благоволил к начинающему коллеге. Сухой мог один приехать на разборку в ресторан и отправить на больничную койку сразу нескольких человек. Имел он и страсть к оружию. Позже, когда они с Герой стали лидерами группировки, Сухой считался оруженосцем. В его гараже был целый арсенал - от обрезов и мелкашек до автоматов Калашникова с пламегасителем последней модификации.

Сухого связывала с Герой из Балашихи не только "профессиональная" деятельность под началом Свирида. Оба любили деньги, были честолюбивы и для достижения цели были готовы на что угодно. При этом и Гера, и Сухой оказались недостаточно гибки и хитры, им мешала безудержная агрессивность и жестокость. Эти обстоятельства и стали причиной их постепенной изоляции и гибели от рук своих же дружков.

Позже участник расстрела Геры в Истре, боевик его группировки Диденко рассказывал следователю Валерию Спирякову: "Вначале я слышал о Старостине как о крутом, имеющем большие связи среди ранее судимых и уголовников. Я бывал в балашихинских пивбарах "Уралочка" и "Теремок". Туда же приезжал Старостин. Он старше нас и всегда имел много денег. Ездил на иномарках и носил золотые цепи и перстни. Чтобы подчеркнуть свое особое положение, Гера делал широкие жесты. Несколько раз угощал нас в пивбарах за свой счет, раздавал деньги на всю братву,
Иногда предлагал съездить с ним по делам… В мае во время перестрелки убили нашего общего знакомого Молоткова. Старостин очень нервничал, говорил, что надо мстить. Он никогда не расставался с визиткой, а ребята знали, что там он носит пистолет. Однажды Гера подошел к стойке расплатиться и бросил на нее визитку - та тяжело и глухо стукнула. Когда Старостин раскрыл ее, чтобы достать деньги, я увидел ствол. Но сам пистолет не разглядел.
Как-то я сидел в пивбаре со знакомым. Увидев Старостина, он сказал: "Вон мафиози приехал!" Я махнул рукой и с иронией ответил: "Да ладно, знаю его, какой это мафиози". Старостин, оказывается, расслышал наши реплики и воспринял их как оскорбление. Он быстро подошел ко мне: "А тебя, сука, я в землю зарою!", повернулся и пошел к машине. Я догнал его и, желая примирения, спросил, что его обидело. Тогда Гера грубо ответил: "Уйди, не стой никогда у меня на дороге". После этого мы не виделись почти до самого убийства"
.

Имидж мафиози и беспредельщика, поддерживаемый Старостиным, отчасти соответствовал действительности. Неизвестно, смог бы он зарыть своего дружка в землю или только грозился, но свирепости ему было не занимать. Так же как дерзости и нахальства. Кроме рэкета и "наездов" на коммерсантов, Гера не гнушался откровенными разбоями и грабежами. Однажды, подъехав к магазину во время приема товара - импортной радиотехники, он спокойно оттолкнул грузчика, кинул в багажник своей машины две коробки с цветными телевизорами и был таков.

В другой раз Гера вместе с Молотковым отобрали в Балашихе у мастера парикмахерской новенькую "девятку", но не удовлетворившись достигнутым, избили перепуганного цирюльника и сняли с него кожаную куртку. Конечно, до "крестного отца" Старостину было далеко. Но то, что мог позволить себе средней руки мафиози, для правопослушного гражданина недостижимо никогда. Яхты в обрамлении сверкающего синевой моря, столы ресторанов, где названия блюд без специальной подготовки произнести почти невозможно, холеные красавицы, с надменным спокойствием глядящие в объектив. Впрочем, они умели не только отдыхать.

Вокруг Геры и Сухого, уже имевших судимости, собирались такие же беспредельщики. Лидеры группировки считали себя фигурами и претендовали на солидный кусок давно поделенного пирога. Стычки между Гериными боевиками и членами других банд происходили все чаще. Их участники не обременяли себя поисками компромиссов и взаимовыгодных соглашений. Обычно они сначала спускали курок, а потом думали. Так, в марте Старостин и два его боевика подъехали к кооперативному кафе в Старой Купавне. Им нужно было посчитаться с местным бандитом по кличке Мизя. Его приезда ждали, спрятавшись на углу улицы. Когда показался похожий автомобиль, приятель Геры без колебаний открыл огонь и по ошибке застрелил сидевшую за рулем машины постороннюю женщину.

Вверху: Андрей Исаев (Расписной) среди братвы в «Догомысе». В глубине в темных очках,
как и его патрон, телохранитель Росписи Шайхуллин, погибший во время взрыва на Осеннем
бульваре. Внизу слева направо: Александр Сухоруков, Андрей Исаев и неизвестный.
Попытки найти общий язык с Герой, которые делали балашихинцы, были безуспешными. Возможно, Старостин понимал, что обречен, но менять стиль жизни и сдаваться не собирался. Незадолго до гибели он показывал одному из своих доверенных лиц шесть новеньких "АКМ", купленных по 200 тысяч рублей. Думал, что помогут, надеялся отстреляться?

…Это случилось около полуночи в баре мотеля "Солнечный" по Симферопольскому шоссе. Перебранка между отдыхающими у себя подольскими и прибывшими на трех машинах бойцами старостинской группировки переросла в драку с поножовщиной. Двух гостей еле откачали, третьего - с ножевой раной в груди - отправили в институт Склифосовского. На следующий день о конфликте узнал Старостин. Был дан сигнал боевого сбора.

Гера и Сухоруков, прихватив с собой троих бойцов, едут к "Солнечному", выслеживают "вольво" с одним из недругов и открывают огонь из автомата. К счастью, никто ранен не был. Изрешеченную машину милиция находит перевернутой у обочины шоссе. Но этого, конечно, Старостину мало, что хорошо понимает и другая сторона. Один из московских авторитетов Сергей Круглов по кличке Сережа Борода ищет встречи со Старостиным. Они договариваются о "стрелке", чтобы мирным путем загасить конфликт между группировками. Место выбрали на окраине столицы в новостройке Бутова. Что было дальше, вы уже знаете.

Из оперативной сводки: "Около 16.00 в гостинице "Волга" в офисе совместного российско-австрийского предприятия "Австроимпекс" очередью из автомата на месте убит А. Сухоруков (1964 г. р.). Двое стрелявших на не установленной автомашине скрылись с места происшествия…"

Незадолго до гибели Сухой ездил в Германию. По свидетельству очевидцев обычно веселый, общительный и заводной, гость пребывал в мрачном настроении. Что, однако, не мешало ему бессмысленно сорить деньгами. Когда один из знакомых сделал ему замечание, Сухой огрызнулся: "В этой жизни все не истратишь. Что мне "зеленые" на тот свет брать?" Через две недели его не стало.

Гера, почувствовав дыхание смерти, лег на дно. Он окружил себя самыми преданными боевиками и вместе с подругой отправился на Истринское водохранилище в пансионат "Песчаный берег". Перед делом (он собирался мстить за убитого друга), по мнению Старостина, нужно было отдохнуть, собраться с мыслями. Спустя десять дней он возвратился в Москву, где снимал квартиру для любовницы в районе Ленинградского шоссе. Но, как скоро стало ясно, его бойцы уже поняли, что Гера - не жилец. Мстить за Сухого никто, кроме самого Старостина, не собирался.

Гера не сдался. Он носился по квартирам боевиков, уговаривал, орал на них, угрожал. Одному из своих бывших снайперов бросил в лицо: "Быки", вам бы на заводе работать и за юбку жены держаться". Отобрав ключи и документы на "Жигули", он ушел. Другому Гера заявил: "Ничего, разберусь со своими проблемами, а потом поговорю с тобой по-другому, падаль!"

Гера не расстается с автоматами. Они всегда в машине на заднем сиденье в спортивной сумке. В визитке - пистолет. Уйти от смерти он пытается, скрывшись в Подмосковье. Вдруг все уляжется? Но Гера делает серьезную ошибку. Он отправляется в тот же пансионат "Песчаный берег", где незадолго до этого отдыхал в обществе боевиков. "Счетчик" включается…

Купив первые авто, Герман Старостин (Гера) и Александр Сухоруков (Сухой) сфотографировались с друзьями — Свиридом и братьями Пирушко.
Он сидел на лавочке вместе с подругой (для которой отремонтировал ванную съемной квартиры, истратив несколько тысяч долларов) и потягивал пиво. Недалеко на лодке плавал его самый верный друг с девицей. Народу на пляже было немного, и он сразу заметил идущую к нему троицу. Его верные псы, выполнявшие еще недавно любую команду лидера, теперь приближались, чтобы его убить. Подружка вскрикнула и бросилась прочь, Гера рванулся к визитке. За пистолетом Гера потянулся рефлекторно. Понимал, что дергаться бесполезно - эти парни шансов ему не оставят. И, получив первую пулю в правую руку, бросился бежать к лодкам тоже по инерции. Уже знал, что до берега Истринского водохранилища ему живым не добраться.

Первым выстрелом ему прострелили руку: Схватив левой раненую правую, он побежал к воде. Там в лодке лежали автоматы: "Козлы, всех перешмаляю!" Его расстреляли из двух стволов. Прыгнув с причала вниз, Гера приземлился не в воду, а на песок. Лежал, неестественно подогнув ноги в пляжных тапочках, глядя мертвым немигающим взглядом в ярко-синее июльское небо. Восемь пуль свою цель нашли. Семь револьверных - выпущенных из нагана, и одна из парабеллума…

Свидетелями гибели Геры Старостина были десятка три отдыхающих пансионата "Песчаный берег". Он пережил своего лучшего друга Александра Сухорукова, изрешеченного автоматной очередью еще в мае, лишь на четыре месяца. Так закончили жизнь лидеры балашихинско-реутовской группировки, прославившиеся как инициаторы самой многолюдной и кровавой разборки в Москве.
Убийцы, прихватив визитку с большой суммой денег и золотой нательный крест с массивной цепью, весившей по меньшей мере триста граммов, быстро пошли прочь. Их никто не остановил.

Через четыре дня все трое - Диденко, Журкевич и Лапычев были задержаны милицией. Оперативники изъяли наган, визитку, деньги, золотой крест, другие вещественные доказательства. Впрочем, задержанные не скрывали своей причастности к убийству и очень скоро превратились в обвиняемых. Они поведали, что вынуждены были стрелять первыми, так как Гера стал для них опасен. Характерно, что обычные боевики получили лучших адвокатов (одна из фамилий встречается в перечне защитников по скандально известному делу ГКЧП), чьи услуги, весьма и весьма дорогостоящие, полностью оплачивались неведомыми малыми предприятиями и товариществами.

На суде убийцы Старостина получили щадящие сроки - по четыре-пять лет лишения свободы. Расстрелявшие Сухорукова же до сих пор не найдены, хотя имена их сыщикам хорошо известны. Оперативники, занимавшиеся этим громким делом, уверены, что лидеров группировки убрали не из-за бутовской бойни, и даже не в отместку за смерть Тараскина. Гера и Сухой превратились в типичных неуправляемых - мафиози нового "призыва", предпочитающих решать вопросы самостоятельно, не считаясь ни с чьим мнением. Поэтому воры в законе и дали соответствующую "отмашку".

источник: Выдержки из книги Николая Модестова «Москва бандитская» (глава «В этой жизни все не истратишь»).

@темы: в вихре времён, Здравствуйте, дорогие враги народа...

URL
   

Юрист-тракторист широкого профиля...

главная