19:35 

Учебная рота специального назначения 21 ОБрОН (вч 3641, Софринской бригады)

N.K.V.D.
Ну, суки, ща я вам устрою гей-парад!


8 мая 1989 года во внутренних войсках МВД СССР вслед за омсдоновской «девяткой» появилось второе штатное подразделение спецназа – учебная рота специального назначения софринской бригады.

Командиром роты стал старший лейтенант Валерий Чернышев, получивший после ферганских событий лета того же года четвертую звезду на погоны. Первыми командирами взводов были назначены старший лейтенант Вадим Суворов и лейтенант Шакир Ахмедов. Чуть позже, еще до участия софринских спецназовцев в карабахских операциях, на должность командира взвода в УРСН прибыл лейтенант Павел Ящук. «Комиссарская» же должность была доверена лейтенанту Олегу Сулиме, ставшему «по совместительству» еще неофициальным летописцем нового подразделения спецназа…

Уже в июне того же года бойцы софринской УРСН выполняли боевые задачи по пресечению беспорядков и предотвращению массовых убийств турок-месхетинцев в Ферганской области Узбекской ССР. Первыми вехами их боевого пути стали города Андижан, Коканд, Яйпан, Гулистан, поселки Горский и Комсомольское. По самым скромным подсчетам, в Ферганской области ротой Валерия Чернышева в те дни было спасено от верной гибели более трех тысяч мирных жителей.
Не могу не заострить внимания на том факте, что во время ферганской эпопеи в составе молодого, по сути дела, только что сформированного подразделения было всего два офицера – старший лейтенант Чернышев и лейтенант Ахмедов. Офицерские обязанности зачастую брал на себя сержант Андрей Макаров. И справлялся с ними выше всяких похвал. При том что в некоторые дни бойцам роты приходилось отрабатывать по четыре-шесть боевых задач!

Во время ферганских событий лучшие качества бойцов спецназа проявили софринские «урсы» первого набора – сержант Александр Нарожный, рядовые Александр Дорошенко, Павел Лещенко, Александр Петровский, Роман Величко, Сергей Сафронов, Виталий Налимов, Михаил Калинин, Владимир Горностаев (впоследствии ставший сержантом), Анатолий Андреев, Сергей Астапенко, перешедший к нам из УРСН ОМСДОНа. Именно они заложили те традиции высочайшего профессионализма, мужественности и самоотверженности, взаимовыручки и боевого братства, на которых в дальнейшем строилась вся служебно-боевая деятельность спецподразделения софринской бригады.

В последующем в 1989-1991 годах личный состав нашей УРСН в различных регионах страны принял участие в проведении более 50 специальных операций, в двенадцати из которых обстановка складывалась и развивалась так, что пришлось применять огнестрельное оружие. Естественно, с полным соблюдением требований законов и Боевого устава внутренних войск. Благодаря высокому уровню подготовки своих бойцов, софринская УРСН тогда не имела потерь.
Одной из вершин боевого мастерства софринцев в тот период стала операция в населенном пункте Шурнух Горисского района Армянской АССР, проведенная 6 апреля 1990 года под руководством все того же Шакира Ахмедова. Офицер, ставший к этому времени заместителем командира УРСН по специальной подготовке, настолько грамотно спланировал и талантливо осуществил со своими подчиненными все действия, что они даже вошли в сборники учебно-методических материалов внутренних войск и были рекомендованы к изучению. И не мудрено: в результате щурнухской операции софринцы пленили многочисленную группу боевиков, числившуюся, согласно захваченным документам, «спецназом Армении».

Эта операция оказалась показательной и в другом плане: после ее удачного проведения на роту пришло девять наград, но непосредственным участникам досталось только две. Остальные осели у представителей вышестоящих штабов. К сожалению, такое случалось и в последующем.

Мы же, делавшие свое дело не за рубли и награды, а во славу своей страны и спецназа, продолжали увеличивать список успешно проведенных боевых дел. В него вошли операция по нейтрализации и разоружению банды, обосновавшейся между поселками Верхний Фараджан и Спитакшен. Кстати, именно за это дело командир софринской УРСН капитан Валерий Чернышев, не только непосредственно командовавший одной из групп, но и отправившийся к блокированным боевикам в качестве парламентера с предложением о сдаче во избежание ненужного кровопролития, был представлен к ордену «За личное мужество». И получил-таки его!
Потом был захват штаба экстремистов в Джебраиле, после которого мы передали в руки правоохранительных органов полсотни активных участников вооруженных акций против мирного населения.

В Гадруте софринцы освободили более двух десятков семей пограничников, которых боевики удерживали в качестве заложников. Женщины, дети, несколько человек стариков-родителей военнослужащих погранвойск были тогда вывезены автоколонной из военного городка за пределы зоны чрезвычайного положения. После этого командование погранотряда, в благодарность за содеянное, наградило многих наших бойцов знаком «Отличник погранвойск». Как говорится: «Все, что могу!..» Но наши солдаты, участвовавшие в той операции, носили эти знаки с особой гордостью.
Вспоминая о первых годах софринского спецназа, следует упомянуть и о квалификационных испытаниях на право ношения крапового берета.
Завершающий этап первого «экзамена на берет» проходил не в родной части. Софринцы посчитали, что не имеют морального права самостоятельно оценивать уровень подготовленности своих кандидатов. И обратились за помощью к корифеям войскового спецназа, каковым уже тогда считались офицеры и прапорщики-инструктора УРСН дивизии им.Ф.Дзержинского, будущего отряда «Витязь».
Сдача получилась очень серьезной: выстоять до конца и получить святыню спецназа смогли лишь несколько человек из двадцати лучших рукопашников софринской роты. Но зато все кандидаты получили мастер-класс рукопашного боя, на себе прочувствовав, на что надо ориентироваться в этом виде боевой подготовки.
Кроме сдачи квалификационных испытаний в Подмосковье, проходивших, так сказать, по классической схеме и правилам, мы дважды устраивали такие экзамены в не совсем обычных условиях. Первый состоялся во время командировки в НКАО и происходил в районе города Кубатлы, расположенного высоко в горах. Второй – поблизости от поселка Мардакяны, расположенного на каспийском побережье. В обоих случаях в программу испытаний был добавлен целый ряд действий и нормативов с учетом специфики задач, которые личный состав УРСН выполнял в тот период.

В первом случае это был марш-бросок в условиях высокогорья, а следовательно, и явного недостатка кислорода. Кроме этого мы включили (пожалуй, впервые в истории спецназа) в экзамен и элементы горной подготовки: кандидаты преодолевали бурный речной поток и участки камнепадов, грозящие реальной опасностью. Дополнительно разучивали целый набор условных знаков, помогающих общаться в горах в пределах визуального контакта без средств связи, демонстрировали умение ориентироваться в горной местности. Отрабатывали в ходе марша различные вводные.
Тем, кто боролся за право ношения берета под Мардакянами, тоже пришлось тяжеловато. Марш-бросок совершался при температуре свыше тридцати градусов. Десять километров пролегали по песчаному побережью Каспия. А вот еще два надо было преодолеть непосредственно по морю – где по пояс, а где и по грудь в воде, сохраняя при этом в неприкосновенности собственное оружие. На море в тот день было небольшое волнение. И спецназовцам приходилось во время движения не просто держать над головой автоматы, пулеметы, снайперские винтовки, гранатометы, но и регулярно подпрыгивать, выскакивая над гребнем набегающей волны, чтобы избежать накрытия с головой.

Не меньшим испытанием – физическим и психологическим – становилась и встреча на этом участке маршрута с морскими змеями, в изобилии водившимися в плантациях прибрежных водорослей. Так и шли: продирались сквозь плотные комья стеблей, словно через вязкое болото, через каждые тридцать-сорок метров прикладом автомата или просто рукой отбрасывая в сторону проплывающую рядом или вынырнувшую из-под ног мерзкую зеленую тварь почти метровой длины.
Вообще, за уровень подготовленности своих бойцов командованию софринской УРСН никогда не приходилось краснеть. Об этом свидетельствуют не только удачно проведенные спецоперации, но и результаты профессиональных состязаний. Например, на первых и, увы, единственных общевойсковых сборах спецподразделений внутренних войск МВД СССР, прошедших летом 1990 года в городе Рустави Грузинской ССР, софринцы были лучшими по рукопашному бою и огневой подготовке.

Традиции, заложенные в первые годы, в дальнейшем укреплялись всеми поколениями софринского спецназа…

@темы: НКВД на страже..., в вихре времён

URL
Комментарии
2017-05-19 в 11:14 

Лайверин
Лети, душа моя, на свет, лети на волю. Моя свобода - это миф, мечта рабов.(с)
Спасибо за материал.

2017-05-21 в 18:06 

tigrapolosataya
рыжый летописец
интересно, да
и какие у нас всё же мужики красивые))

     

Юрист-тракторист широкого профиля...

главная