N.K.V.D.
Ну, суки, ща я вам устрою гей-парад!


На разведку в город Дроздовский решил послать мотоциклиста Анатолия Прицкера: в своей кожаной униформе без погон он не должен был вызвать у противника подозрений, в отличие от конного разведчика, в котором офицер был бы без труда различим.
В задачу, поставленную юному разведчику «дроздов» начальником штаба полковником М. К. Войналовичем, входило, «пулей» прокатившись по городу, выяснить силы красных, их расположение, наличие и расположение артиллерии, оценить положение на городском вокзале, есть ли на станции бронепоезд и воинские поезда.

Юнкер успешно выполнил поручение, успешно миновав на высокой скорости сторожевые заставы красных, проехал по центру города, его правобережной части, привокзальной площади, где, зайдя на перрон вокзала, побеседовал с красноармейцами.

Благополучно миновав сторожевые заставы на обратном пути, разведчик предстал с докладом перед Дроздовским и Войналовичем. Командование получило от юнкера информацию о том, что на заставах по пути к городу орудий и пулемётов нет, а стоят лишь стрелки по 10 — 20 человек, что бронепоезд красных с двумя 3-дюймовыми орудиями и не менее 10 пулемётами стоит ближе к Батайску, что штабы красных расположены вокруг вокзала, там же находится большинство пулемётов. Сообщил юнкер о проблемах противника с дисциплиной.

Ошибся он лишь в оценке численности красных войск, сообщив белому командованию приблизительное число в 5-7 тыс. солдат. Лишь позже, после штурма города, при допросах пленных и после изучения трофейных документов станет понятно, что в городе и окрестностях была сосредоточена хорошо вооружённая 25-тысячная группировка войск с сильной артиллерией.
Красноармейскому командованию было известно о подходе к городу от Таганрога какого-то белого отряда, пришедшего из владений гетмана Скоропадского. Разведка доносила ростовскому командованию: «Белых добровольцев-офицеров у неизвестного нам полковника Дроздовского не больше тысячи человек».

Небольшое количество орудий и 2 неполных эскадрона кавалерии белых «дроздов» не составляли по представлению красных командиров никакой серьёзной опасности.

Несмотря на то, что командир белого отряда не владел ситуацией вокруг Ростова, он, как зрелый оперативник, сразу понял, что его небольшой бригаде предстоит трудный бой за отделяющий её от армии генерала Деникина город.
Времени для уточнения обстановки у него не было, и Михаил Гордеевич даже не знал фамилии старшего во вражеском войске. Дроздовский собрал совет, пригласив всех единоначальных командиров для решения вопроса о том, быть штурму сейчас, или отложить операцию и уходить «расписавшись в собственном бессилии».

Было принято единогласное решение в пользу внезапного ночного штурма, который был назначен на 22:00. Войналович дал частям направления атак, указал точки для установки батарей, гаубичного взвода и броневика «Верный» капитана Нилова, с экипажем которого сам Дроздовский провёл перед боем отдельную встречу.

Полковнике Сергей Родионович Нилов. Командир «Верного».
Нилову была поставлена задача прорваться на вокзальную площадь, где находились главные силы противника, и ошарашить их внезапной атакой и огнём всех 4 бортовых пулемётов.

Красное командование ожидало боя с пришедшей к их столице тысячей белых офицеров, так и не приняв решения, ожидать ли наступления дроздовцев к пригородам, либо атаковать их, начав наступление из Ростова на Таганрог. Дерзкого ночного штурма от белых добровольцев не ждали, и они поэтому сумели обеспечить себе тактический успех, вытекающий из внезапности атаки, её слаженности и продуманности.

Команда бронеавтомобиля «Верный». 1918.
21 апреля, в Страстную субботу, офицерские стрелковые роты, кавалерийские эскадроны и казачья сотня есаула Фролова с артиллерийскими расчётами скрытно подошли к пригородам в наступающих сумерках. Чтобы случайно не нарушить маскировку, было запрещено даже курить. Броневик «Верный» двигался в арьергарде атакующих с минимальной скоростью.

Ровно в 22:00 началась атака, начало которой произошло строго по назначенному времени, сигнала не стали подавать даже одиночным выстрелом.

Сторожевые заставы большевиков спали, и поэтому смогли ответить добровольцам Дроздовского беспорядочной стрельбой лишь когда белые цепи подошли вплотную к первым пригородным строениям. В авангарде, как всегда, двигался конный дивизион с конно-горной батареей и приданным ему броневиком. Колонна основных сил под командованием генерала Семёнова немного задержалась и выступила уже после 22 часов. Шла она в следующем порядке: 2-й батальон, 1-я рота, артиллерия, радио, обозы, 2-я рота. Тыл колонны охраняла часть полка Жебрака.

При подходе к позициям красных, игнорируя их численное преимущество, белая конница под командованием полковника М. К. Войналовича вынеслась из-за спин пехоты, прорвала оборону советских войск и, развивая первый успех, преследовала бегущего противника, пролетев по улицам ночного города, вынеслась к вокзалу, ставшему главной целью наступавших.

Части походной колонны полковника Дроздовского на марше. Весна 1918 года
Эскадронцы штабс-ротмистра Аникеева почти не встретили сопротивления. В числе первых всадников к вокзалу подскакал во главе эскадрона полковник Войналович. Начальник штаба дроздовцев накануне уговорил Дроздовского пустить его в первую линию штурмующих.

Несколько всадников 1-го эскадрона, следуя за начальником штаба бригады, ворвались на станцию, где находились эшелоны с красной гвардией. Соскочив с коня, полковник с револьвером ринулся ко входу в здание вокзала, и был убит в упор случайным красноармейцем, став едва ли не единственным павшим среди спешившегося эскадрона.

Вокзал после короткого боя был взят «дроздами» под полный контроль вместе с прилегающими к нему улицами. Одновременно 2-й кавалерийский эскадрон ротмистра Двойченко занял станцию Ростов-Товарная.

Неожиданный удар белой кавалерии на некоторое время вызвал у красного гарнизона Ростова панику. Красная артиллерия открыла беспорядочный огонь, со станции начали спешно уходить на Батайск поезда.

Чтобы оказать поддержку коннице и развить успех, Дроздовский распорядился основной колонне ускорить движение и выслал вперёд 3-ю роту с лёгкой батареей, которые получили приказание двигаться рысью. < Однако после того, как стало понятна численность атаковавших и их текущая дислокация, начался настоящий ночной уличный бой. Кавалерия дроздовцев не смогла продвинуться дальше окрестностей вокзала и товарной станции — красные, собравшись с силами, даже сумели несколькими контратаками оттеснить её за Темерник, в предместья Ростова. Это был единственный неуспех атаковавших за всё время ростовского ночного боя

В 24:00 при поддержке артиллерии начали наступление основные силы белого отряда. Пехота ворвалась в Ростов, а гаубичный взвод подполковника Медведева одновременно встал на высотке и повёл прицельную стрельбу из орудий. Офицерские расчёты настолько удачно поражали городские очаги сопротивления большевиков на вокзале, а также их эшелоны, что последние были вынуждены спешно уйти по мосту на левый берег Дона и в Батайск.

Ворвавшийся в центр Ростова броневик «Верный», ведущий шквальный огонь из всех 4 своих пулемётов, дополнил картину полного успеха штурмующих. Атака «дроздов», которым не пришлось даже вводить в бой все свои резервы, завершилась ночью взятием города.

"Белый террор" в Ростове-на-Дону: рабочий, повешенный на фонарном
столбе на Большой Садовой улице по подозрению в сочувствии красным. 1918 г.
Казавшийся на первый взгляд многочисленным, белый отряд растворился в большом городе, преследуя отдельные группы чекистов и комиссаров, пытавшихся укрыться на частных квартирах. Красные войска ушли на Нахичевань-на-Дону. Под впечатлением внезапного разгрома войска большевиков начали массово сдаваться в плен, а советское руководство стало спешно покидать город с первыми же поездами.


@темы: занимательная История, Здравствуйте, дорогие враги народа...