N.K.V.D.
Ну, суки, ща я вам устрою гей-парад!


120 лет назад гродненские гусары приняли участие в судьбоносных для стран Африканского континента событиях.

А начиналось все так. Весной 1892 года из лейб-гвардии Гродненского гусарского полка вышли в отставку штаб-ротмистр Н.С.Леонтьев, штабс-капитан К.С.Звягин и врач-хирург Д.Л.Глинский. Друзья решили поездить по свету: людей посмотреть и себя показать.

Первое путешествие на лошадях они предприняли в далекую Индию. Длилось оно целый год. По возвращении гусары стали объектом внимания, как со стороны прессы, так и начальства. Успешная защита Д. Л. Глинским в 1893 году докторской диссертации была еще одним дополнительным козырем в принятии военным командованием решения о переводе его из гусар на должность главного врача 103-го пехотного Петрозаводского полка, который дислоцировался у Гродно.

Н.С. Леонтьев
Это назначение, вероятно, помешало участию Глинского в других отчаянных мероприятиях гродненских гусар (в те же годы по одобрению военного министра — минчанина П. С. Банковского Н. С. Леонтьев предпринял важную для интересов империи экспедицию в Абиссинию (Эфиопию), но связь с ними он никогда не терял.

В Гродно Глинский, помимо выполнения своих служебных обязанностей, принимал активное участие в общественной и культурной жизни города. Будучи членом общества врачей Гродненской губернии, он не только делился с коллегами на его заседаниях своими впечатлениями от путешествия по Индии, но и читал лекции по вопросам санитарного положения в городе, изучал материалы местной медицинской статистики.

Теплые, дружеские отношения завязались между доктором и гродненскими литераторами, историками и краеведами Е. Ф. Орловским, Д. М. Милютиным, А. А. Турчиновичем, Д. М. Кропотовым. С последним его связывало не только увлечение дальними странами (учитель истории Гродненского реального училища Д. М. Кропотов в это время работал над учебным пособием для учащихся по культуре древнего Востока), но и профессиональным интересом к главе семейства Кропотовых. Николай Сергеевич Кропотов служил уже много лет главным врачом 26 пехотной дивизии и был не только начальником Глинского, но и общепризнанным специалистом в своей области.

Александр Ксаверьевич Булатович (1870-1919), офицер лейб-гвардии Гродненского
гусарского полка. Был одним из доверенных помощников негуса Менелика II.
Частым гостем был доктор-путешественник и в доме начинающего ученого и литератора А. Е. Богдановича. Рассказы Глинского о его индийских приключениях все Богдановичи слушали, затаив дыхание. Когда в семье появился на свет Лев Богданович, Д. Л. Глинский стал по просьбе счастливого Адама Егоровича крестным отцом мальчика.

В конце 1895 года мысли военного врача все более обращались к далекой Африке. Там на стороне эфиопского народа в борьбе с итальянскими колонизаторами активное участие принимали гродненские гусары Н. С. Леонтьев, К. С. Звягин, С. Ф. Бугае и другие его друзья.

Абиссинская народная картина, изображающая армию негуса Менелика в походе и в бою.
Они не только способствовали установлению дипломатических связей между Россией и молодым африканским государством, но и доставили эфиопам огромную партию оружия и медикаментов, консультировали своих единоверцев в военных вопросах.

Император Менелик II
1 марта 1896 года у Адуа сошлись для решающей битвы армия эфиопов и колониальная итальянская армия. Африканским воинам удалось навязать противнику рукопашный бой, который длился весь световой день.

Сражение при Адуа.
Вот как писал об этом отставной гродненский гусар Звягин: “Убитые лежали громадными грудами. Кровь от перемешанных черных и белых воинов стекалась в ручей. Подожженная трава усугубляла и без того ужасную картину боя. Побоище представляло собой ужасную шахматную доску, где роковая судьба безжалостно мешала в страшной последней игре черных и белых…”

Итальянцы в Эритрее.
В результате сражения колониальное итальянское войско перестало существовать, много тысяч недосчитались и эфиопы. Раненых было более десяти тысяч, надвигалась угроза эпидемии. Это событие было “бородинское” сражение эфиопов.

Оно имело историческое значение для судеб народов севера Африки и Африканского Рога и в немалой степени обязано России в лице Н. С. Леонтьева и его сподвижников.

За услуги, оказанные эфиопскому народу в одержанной победе, гродненский гусар был удостоен высшего воинского звания этой страны и одновременно звание графа Абиссинской империи, специально введенного ради него в стране.

Умер Н. С. Леонтьев 4 июня 1910 года в Париже. На средства Русского Географического Общества и пожертвования монастырей Эфиопии на кладбище “Монмараси”, где закончил свой последний путь гродненский гусар, был поставлен памятник из черного Лабрадора с надписью: “Леонтьев Николай Степанович, путешественник, генерал-губернатор Экваториальной Африки”.
Оставшиеся деньги секретарь Леонтьева эфиопка Тесфайе Асфад внесла на счет хозяина ближайшего от кладбища магазина цветов с таким расчетом, чтобы хозяин и его потомки возлагали на могилу дорогого им человека самые лучшие цветы 18 мая (день рождения), 5 октября (день приезда в Эфиопию) и 4 июня (день смерти) даже в том случае, если никто из России и Эфиопии к могиле этой не придет…

Что касается Д. Л. Глинского, то ему удалось встретиться со своими друзьями в Эфиопии уже на завершающем этапе итало-абиссинской войны в составе специального санитарного отряда, который был направлен в Африку летом 1896 года. В “Памятной книжке Гродненской губернии” за 1897 год в именном указателе напротив его фамилии в графе место жительства указано “в Абиссинии”.

В этом же году или в начале 1898 года полковой врач был уже в Гродно и проживал со своей семьей по старому адресу: “ул. Купеческая, дом зубного врача Кауфмана”. Свои впечатления от увиденного и пережитого в Африке доктор Глинский, что называется по горячим следам, изложил в своих литературно-дневниковых книгах, вышедших в Гродно: первая — “Хараре и его обитатели” (1897) и вторая – “Жизнь русского санитарного отряда в Хараре” (1899).

Из-за ограниченности тиража и огромного внимания читателей к литературным воспоминаниям военного врача, редакция “Гродненских епархиальных ведомостей” в течение 1899 года публиковала вторую его работу на страницах своей газеты. Как сложился дальнейший путь гродненского гусара, доктора и путешественника?

По возвращении из Эфиопии он был награжден различными российскими и иностранными орденами. В 1898-1904 годах являлся главным врачом военного госпиталя в Гродно. Затем был переведен в Петербург. Последняя известная нам должность гродненского врача-гусара – заведующий управлением военно-врачебной подготовки при медицинском департаменте.

Валерий Черепица, Преодоление времени (Минск, 1996)

@темы: занимательная История