N.K.V.D.
Ну, суки, ща я вам устрою гей-парад!

Ганнибал Барка, гениальный полководец, поставивший Рим
на грань уничтожения. Начало. История с прикрасами



Здравствуйте, уважаемые подписчики, читатели и любители (а так же профессионалы, разумеется, тоже) истории! После долгого перерыва всё же нашёл время наклепать новый пост. Итак, тема сегодняшней "лекции": Ганнибал Барка, величайший полководец античности (да что там, мировой истории в целом!), отец стратегии по версии некоторых историков и, как Вы, наверно могли уже догадаться, мой кумир!

Только давайте определимся сразу и не будем путаться:

Родился Ганнибал в 247 году до н.э. в Карфагене, финикийском городе-государстве, крупнейшем торговом, культурном и военном центре средиземноморья
в семье знатного и влиятельного полководца Гамилькара Барки (прозвище, данное ему и его сыновьям римскими историками, за скорость его походов, в переводе означает "Молния").

Кстати, вот вам интересный факт для любителей Барселоны: именно он, как гласят легенды в 237 году до н.э. основал (или отстроил после основания Гераклом) Барселону.
Не эту, конечно, а город, который его подчинённые предложили называть в честь своего командующего Барцино. Военачальник, ухмыльнувшись в бороду, не стал препятствовать подобному проявлению уважения со стороны своих боевых товарищей. Вот таким незамысловатым манёвром я незаметно привлёк и футбольных фанатов... Жаль что не на долго.

О матери Ганнибала ничего неизвестно, впрочем как и о трёх его старших сёстрах (кроме того, кто были их мужья). И это не удивительно, ведь рождение дочери считалось несчастьем.

У него было так же два брата: Гасдрубал и Магон.

Род Ганнибала, принадлежавший к числу высших карфагенских аристократических родов, возводил свою родословную к одному из спутников легендарной основательницы города Элиссы.

Как и всякий отец, Гамилькар возлагал большие надежды на своих сыновей, желая, чтобы они пошли по его стопам и не только продолжили борьбу с Римом, но и уничтожили его. К сожалению, он часто бывал в "командировках": Сенат постоянно посылал его с кем-нибудь воевать, да и своих дел было много, так что виделся он с детьми редко. Но когда мог, всегда зорко следил за успехами своих детей, называя их львятами, которых растит на погибель Риму.

А теперь немного о имени. Ганнибал - устаканившееся среди историков произношение, которое могло быть и другим, ибо финикийский не предусматривал гласных и имя записывалось как "HNB'L", что можно интерпретировать по-разному:
1. Ḥannibaʻ(a)l, что означает «Баал милостив», или «дар Баала» (Баал - это один из самых важных финикийских богов)
2. Ḥannobaʻal, с тем же значением,
3. ʼDNBʻL ʼAdnibaʻal, что означает «Баал — мой господин»; на греческом — греч. Ἁννίβας, Hanníbas.

Но, с Вашего позволения, я всё же приму более распространённую версию, во избежание вопросов: "что ещё за Аднибаал такая?" или "Ханнобаал? Что это? Это из Звёздных войн родственник Хана Соло?"
Но, кажется, я слегка отвлёкся. Когда Ганнибалу было 9 лет, Гамилькар решил взять его с собой в Испанию, где планировалась военная кампания. Она должна была помочь Карфагену выкарабкаться из затруднительной ситуации, к которой привела провальная Первая Пуническая Война (римляне называли карфагенян пунами) и выплатить огромную контрибуцию.

Перед отъездом нужно было принести жертвы богам и Гамилькар спросил сына, хочет ли тот поехать с ним? Разумеется парень согласился и радости его не было предела! Но отец приказал ему принести клятву быть непримиримым врагом Рима, что Ганнибал и сделал и не отступил от неё до самой смерти. "Ганнибалова клятва" вошла в поговорку и с тех пор означает твёрдую решимость, борьбу с чем-либо или кем-либо до победного конца, во что бы то ни стало и сделать победу целью всей жизни.

И вот, по прибытии в Испанию у Ганнибала начинается весёлая жизнь: он жил, рос и воспитывался в армии отца, среди солдат, которых научился понимать (не только по языку, ведь он мог общаться практически со всеми бойцами из большинства племён, но и по натуре, что впоследствии ему очень пригодилось при командовании ими) и ценить, за что воины (из какого бы не были они племени) его боготворили и любили, готовые пойти за ним в огонь и воду. Там же он познакомился со своими будущими друзьями и военачальниками по итальянскому походу.

Кстати, о воспитании, его воспитателем был спартанец Сосил (а спартанцы считались лучшими учителями для будущих воинов), который обучал юного Ганнибала греческому языку и был во всех его походах, а среди карфагенян, к слову, было запрещено брать учителей не финикийского происхождения, чтобы сохранить традиции и самобытность. Гамилькар хотел не только дать сыновьям лучшее образование, но и преследовал более далёкую цель: в средиземноморье было много греков и, понимая их было легче с ними жить, договориться и, возможно даже править ими.

Разумеется, отец повсюду таскал его с собой в любые военные походы, где Ганнибал набрался опыта. Были завоёваны золотые и серебряные рудники сьерры Морена (запомните их, они будут ещё упоминаться, хотя кто же теперь забудет о золотых или серебряных рудниках?), где тут же начали чеканку монеты для выплаты контрибуции Риму, а после для оплаты услуг наёмников со всего средиземноморья и подготовки реваншистской войны с Римом.

Началась упорная борьба с испанскими (тогда их звали иберийскими) племенами. В одной из таких стычек героически пал Гамилькар, давая возможность сыновьям спастись, когда один из вождей иберийцев, предав его, напал на финикийцев, прорвав строй горящими телегами, запряжёнными быками. Впрочем, некоторые скажут, что утонуть в реке, сброшенным лошадью не очень то героически,
но он отвлёк внимание от сыновей, что позволило им скрыться.

Если бы не эта трагедия, Вторая пуническая война началась бы раньше, а так власть перешла к зятю Гамилькара, Гасдрубалу Красивому, боевому товарищу, самому доверенному другу и его "правой руке", основателю Картахены, кстати, то бишь Нового Карфагена. Тот первым делом отомстил убийцам Гамилькара и продолжил завоевание Иберийского полуострова. Ганнибал с братьями тем временем отправились в Карфаген и провели там лет 5, после чего вернулись в звании командиров карфагенской армии, исполняя различные поручения, снискав славу отличных воинов и командиров. Разумеется, Ганнибал выделялся больше всего.

Но, когда карфагенские владения приблизились к Сагунту, события пошли развиваться по опасному сценарию. И Рим и Карфаген желали получить этот греческий город под свой протекторат. Обе стороны начали невидимую войну за город с интригами и коварными, подлыми уловками.
В самом городе сражались две партии: проримская и прокарфагенская. Первая обратилась в Рим за помощью и те успели раньше карфагенян, банально вырезав всех недовольных.
А тут ещё и Гасдрубал приказал долго жить и дал дуба: один из рабов-кельтов в приступе праведного гнева решил отомстить за смерть своего господина, казнённого по приказу Красавчика, что ему и удалось... А зря...
Когда он попал в руки карфагенян... Кхе-м...
В общем, инквизиторы со своими "железными девами", "испанскими сапогами" и раскалёнными иглами под ногти нервно курят в сторонке от восхищения, а мы продолжим наше повествование.

Войско, вдоволь натешившись и кое-как усмирив своё негодование, провозгласило Ганнибала главнокомандующим. Карфагенское народное собрание последовало примеру военных, а через пару месяцев (а куда деваться?) и совет старейшин.

За два года Ганнибал завоевал несколько крупных племён и расширил владения Карфагена на северо-запад. Это было нелегко. Сражения шли за сражениями, а когда казалось, что победа в его руках и он направлялся домой, остатки выживших врагов подговорили соседние племена и, собравшись огромной армией (слухи ходят о 100 тыс. юнитов) напали на карфагенян.
Но и тут главнокомандующий Карфагена сумел не просто выбраться живым из заведомо проигрышного положения, но и победить, умело маневрируя и показав высочайший уровень мастерства в тактике и стратегии: он отступил, переправился через реку и напал на переправляющихся врагов-пехотинцев (которые едва держались, чтоб не быть унесёнными сильным течением) конницей, которая спокойно рубила практически беззащитных врагов, не опасаясь течения, что обернулось для иберийцев катастрофическими потерями и полным поражением и признанием власти Карфагена.

В том же году он женился на иберийке по имени Имилька, следуя традиции отца и дяди для упрочнения позиций на покорённых территориях, став там "своим парнем". И это в 26 лет! В 26!

А теперь вернёмся в Сагунт, вот он, кстати, это "яблоко средиземноморского раздора":
Римляне потребовали от нового главнокомандующего карфагенян воздержаться от любых враждебных действий против Сагунта, находящегося под римским протекторатом. Сказать, что Ганнибал принял послов надменно, значит вообще ничего не сказать, ибо ему нужна была война (клятвы надо держать!) и он знал римлян, их тактику и хитрости, поэтому, съехидничал, сказав: "карфагеняне искони блюдут правило защищать всех угнетённых", после чего прищурив глаз, злорадно засмеялся.

Не добившись от пунийца нормального ответа, они уехали в Карфаген, думая, что его "боссы" будут посговорчивее. И тут Ганнибал принял абсолютно все доступные ему меры для того, чтобы начать войну, и не просто начать, а спровоцировать сагунтийцев на нападение, чтоб со стороны казалось, что начали они, а карфагенян выставить как защищающихся.
И ему это удалось, он зацепился за то, что сагунтийцы притесняют данников карфагенян, одно из иберийских племён. Совет уполномочил его действовать так, как тот сочтёт нужным, так сказать дали ему карт-бланш. Ганнибал добился своего. Ещё до отъезда послов карфагенская армия осадила Сагунт.

И тут началась настоящая жесть, так как осада была очень ожесточённой, горожане даже не думали о капитуляции. Бои велись постоянно и обе стороны несли тяжелейшие потери, но горожан было меньше и в целом всё складывалось в пользу Ганнибала, кроме одного: времени. Осада затянулась аж на 8 месяцев! В одном из сражений Ганнибал был тяжело ранен в бедро и впервые обе стороны перестали сражаться, ожидая выздоровления военачальника: карфагеняне с нетерпением, а сагунтийцы с ужасом.
Но несмотря на перерыв, все работали не покладая рук: одни копали окопы, строили осадные орудия, а другие судорожно восстанавливали разрушенные части укреплений города. После того как Ганнибал вышел к войскам, начался ещё более ожесточённый штурм (а горожане думали, что куда уж хуже?

Но им ещё предстояло побывать во всех кругах ада, начертанных Великим Пунийцем), который приблизил конец города: в пролом хлынули нападающие. Сагунтийцы сражались за жизнь, отчаяние охватило их души и придавало им храбрости, ибо они понимали, что если не остановят наступающих, то конец наступит не только для них, но и для их семей, родных и близких.
А карфагеняне тоже думали, что дело сделано - стоит только додавить немного, и город будет их. Долго продолжалась безжалостная резня, пока горожанам не удалось сломить дух нападавших, которые дрогнули и обратились в бегство до самого лагеря. Наблюдая такой поражающий воображение пеплум, Ганнибал дал своим воинам отдохнуть, понимая, что им нужно время чтоб отойти от подобных впечатлений и восстановить боевой дух.

Теперь Ганнибал взялся за дело серьёзно и лично повёл воинов в атаку. Разгорелось ещё более яростное сражение, горожане не знали куда бежать, со всех сторон доносились крики, их атаковали со всех сторон. На этот раз карфагенянам сопутствовала удача и они сумели закрепиться внутри города, захватив плацдарм для дальнейшего наступления. А героические горожане построили новую стену, уже внутри города, но припасы кончились, помощи ждать было неоткуда, они неотвратимо отступали, отдавая карфагенянам дом за домом.

Кстати, Ганнибала не зря прозвали "Молния". Пока его войска атаковали Сагунт, он, оставив за старшего Магарбала, успел сделать пару набегов на соседние племена, а вернувшись, тут же повёл воинов в атаку.

Сражения продолжались в лучших традициях Сталинградской битвы за каждую улочку и дом, когда самые малодушные (или благоразумные?) начали переговоры о сдаче. Ганнибал, видимо разозлённый упорнейшим сопротивлением, выставил заведомо неприемлемые условия: горожане должны выйти в одной одежде и поселиться там, где скажут обижаемые ими иберицы. Послы сокрушённо воскликнули, что тот, кто принесёт такие условия тут же будет убит.

Но если один сразу переметнулся к Ганнибалу, то другой решился озвучить условия. Горожане, услышав его, бубня что то типа: "Вот же ирод проклятущий! Сволота карфагенская!", а большей частью молча, прямо во время речи, начали приносить своё имущество и сжигать, "дабы ворогу поганому не досталося". Даже караулы пошли посмотреть что происходит (и, наверно, подбросить "дров" в общегородской костёр), чем и воспользовался Ганнибал, свободно пройдя в город, который был взят в мгновение ока.

Горожане сопротивлялись яростно, без надежды на спасение, но за стенами это было сделать легче, что теперь упростило карфагенянам жизнь. Главнокомандующий, разозлённый столь упорным сопротивлением, приказал убивать всё взрослое население без разбора и жалости, что, впрочем, особо и не требовалось, так как выжившие горожане запирались с семьями в домах и поджигали их собственными руками, другие бросались на мечи карфагенян, третьи на свои собственные. Детей и женщин продали в рабство. В городе поселились финикийские колонисты.

Карфагенянам нелегко далась эта битва: многие были ранены или убиты. Но для Ганнибала это то же самое, что лесорубу потерять пару деревьев... в густом лесу. Да, нужно постараться, чтоб восполнить запасы, но Ганнибал был великолепным "лесорубом".
Римляне потребовали выдачи "мясника" Ганнибала, но совет старейшин, как всегда поступил наимудрейшим способом: просто отмолчался.

Рим объявил войну Карфагену в марте 218 года до н.э. и направил в Испанию и Сицилию войска. Ганнибал своих иберийцев частично распустил (нет, не в том смысле что они совсем от рук отбились, а в том, что отправил по домам на заслуженный отдых с туго набитым золотом и серебром сьерры Морена кошельком), частично отправил в Африку для укрепления гарнизонов

. Потом он развёл бодрую и энергичную дипломатическую деятельность: он уговорил большинство галлов (страдающих от римского гнёта) выступить на его стороне, других поднять восстание, которое изрядно попортило крови жителям вечного города и добавившее седины в головы сенаторам. Сенат Карфагена послал флот на юг Италии и в Сицилию, что заставило римлян отказаться от вторжения в Африку, а сам Ганнибал уже спланировал свой легендарный и трагичный поход. Обе стороны расставили свои фигуры на огромной шахматной доске, расположенной на двух континентах. Всё было готово к войне, которая потрясла всё средиземноморье!

В следующей части нашего героического и эпического повествования мы узнаем о безумном, сумасшедшем и безрассудном (да, я открыл словарь синонимов) походе Ганнибала Барки!
(цы.) Impearator



@темы: Вы, знаете каким он парнем был? (с.), в вихре времён, в порядке Бреда