13:15 

Сказ о бытии князя Олега "Гориславича"

N.K.V.D.
Ну, суки, ща я вам устрою гей-парад!


Он словно сошел на страницы русских летописей с византийских или западноевропейских авантюрных рыцарских романов ...
Чего только не было в его жизни! Здесь и война с его сюзереном, киевским князем Святополком, здесь и бегство в далекую Тмутаракань, и ссылки на византийский остров Родос, здесь и изгнание, и лишение законного черниговского стола, здесь и кровавые битвы, по которым он не всегда выходил победителем. Кажется, судьба определила ему наибольшие испытания, которые можно наслать на человека.

Он - это Олег Святославич, который был князем Волынским и Тмутараканским, Черниговским и Ммуромским и, возможно, Курским и Новгород-Северским.


Олег был третьим сыном черниговского князя Святослава Ярославича и неведомой нам сестры трирского епископа Бурхарда.
Он родился, вероятно, в конце 50-х pp. XI в. в Чернигове. На политической арене появился 1076 p., Когда отец, в ту пору великий князь киевский, послал его вместе с Владимиром Мономахом во главе войска помочь своему союзнику, польскому князю Болеславу Смелому против чешского князя Воротислава. Тогда Олег еще жил в согласии со своими родственниками, прежде всего с дядей Всеволодом.
Когда в декабре 1076 в Киеве умер его отец Святослав, которого ненадолго заменил на великокняжеском престоле брат Всеволод, он дал Олегу Владимир-Волынский с землей.
Видимо, Олег так и прожил бы свои дни на Волыни, ничем не отличаясь от своих родственников-князей: распоряжался в княжестве, проводил дни в «ловах» (охоте), ходил бы на призыв киевского князя в походы против западных соседей и половецких ханов. Но случилось иначе.

Летом 1077 вернулся с Германии в Киев старший дядя Олега - Изяслав Ярославич, изгнанный из Киева весной 1073 младшим братом Святославом. Всеволод уступил ему киевским престолом.

Изяслав не забыл обиды, причиненного ему Святославом, и отомстил на Олегу - выгнал его из Владимира и забрал Волынь себе. Олег же не получил ничего вместо Волынского княжества. Он стал князем - изгоем, безземельным и лишенным права на любой город или волость.
Эти князья-изгои - а их в то время было аж восемь - представляли собой, выражаясь современным языком, опасный горючий материал, потому что были способны к решительным, часто отчаянных дел, лишь бы вернуть себе отобранные у них старшими Ярославичами родительские земли. И первым испытал это на себе Всеволод, которому пришлось возвращаться из Киева в Чернигов, где он княжил во времена киевского правления Святослава (1073 - 1076).

Противоречивость политического положения заключалась в том, что Олег считал Чернигов своей собственностью. Ведь его отец Святослав получил этот город с землей согласно завещанию Ярослава Мудрого от 1054 г., По которому Всеволоду достался Переяслав. Поэтому Олег, видимо, думал, что Всеволод вернется в Переяслав и отдаст ему Чернигов.Но Всеволод, вероятно, рассуждал иначе: ведь по принципу родового «старейшинства» он был старше своего племянника Олега и имел преимущественные права на Чернигов.

Как бы там ни было, Олег сначала хотел уладить дело миром. О том, что случилось дальше, рассказал в своем «Наставлении детям» Владимир Мономах: «Я пришел из Смоленска к отцу в Чернигов. И Олег пришел туда, из Владимира выведенный (Изяславом), и я позвал его к себе на обед с отцом (Всеволодом) в Чернигове, на Красном дворе ... ».
Это произошло в начале апреля 1078 года. Можно думать, что на том знаменательном обеде Олег просил Всеволода дать ему хоть что нибудь из отцовского наследства - Черниговская земля была очень большая, со многими городами, - и не получил ничего!
Видимо, не в меру горячий Олег оскорбил Всеволода, и его бросили в «порубь» или, по крайней мере, под домашний арест. Иначе трудно понять лаконичную весть «Повести» за тот же 1078 г.: «Бежал Олег Святославич в Тмутаракань от Всеволода, 10 апреля». Бежал - значит поехал без согласия на то Всеволода.

Бегство Олега Святославовича в Тмутаракань. Летописная миниатюра.
Тмутараканское княжество, часть которого была расположена на Таманском полуострове, другая - в Крыму, было исключительно подходящим местом для беглеца. С одной стороны, это было древнее владение Святославичей, где княжил тогда старший брат Олега - Роман. С другой, - Тмутаракань с 60-х гг.. XI в. становится убежищем изгоев, где они, в отдалении от Киева и великокняжеской власти, накапливали силы для своих временами отчаянных акций. По этому пути пошел тогда и Олег Святославич.

В Тмутаракани Олег сговорился с другим изгоем - Борисом, сыном Вячеслава Ярославича, смоленского князя.
Вячеслав умер 1057 г., и его старшие братья Изяслав, Святослав и Всеволод разделили Смоленскую землю между собой. Борис остался ни с чем и охотно согласился к Олегу, чтобы отомстить Всеволоде и с боем захватить хоть какую-то волость. «Привели Олег и Борис поганых (половцев) на Русскую землю и пошли против Всеволода вместе с половцами», - с горечью отметил Нестор.
Значение этого лаконичного сообщения является исключительно важным. Вместо того чтобы вместе с другими князьями воевать против половецких ханов, препятствовать их истребительным набегам на русские земли, Олег с Борисом впервые в истории Руси использовали хищных кочевников против своих родственников.
За это автор «Слова о полку Игореве» метко назвал Олега «Гориславичем» - человеком, слава которого связана с горем, которое он принес людям.

В битве на р. Сожици 25 августа 1078 Олег и Борис при действующей поддержке половецкой конницы разбили дружину Всеволода. «Повесть» завершает рассказ о позорной кампании изгоев против родного дяди обличительными словами: «Олег же с Борисом пришли в Чернигов, думая, что победили окончательно, а земли Русской они большого зла причинили, пролив кровь христианскую, за которую спросит Бог с ним, и дадут они ответ в погибаем души христианские ».

Всеволод обратился за помощью к брату Изяславу Киевскому, и тот вместе с ним отправился против нарушителей спокойствия Русской земли.
Последующие события ярко и эмоционально воспроизведены Нестором. Олег было заколебался драться, боялся, что не устоит против сильного войска дяди, и начал просить мира. Но Борис, что сжег за собой мосты, гордо бросил ему: «смотри, я готов и против них всех встану».
Противники сошлись возле Чернигова, в урочище Нежатиная Нива 3 октября 1073 года. Бой был ожесточенный и жестокий. Первым, еще в начале битвы, погиб Борис Вячеславич и вскоре затем - сам великий князь киевский Изяслав. «Бой продолжался, и убежал Олег с остатками дружиныи едва спасся бегством в Тмутаракань» ( «Повесть временных лет»). В Киеве вокняжился Всеволод.

Битва на Нежатиной Ниве
Своими действиями Олег поставил себя вне закона и общества. И возмездие не заставило себя долго ждать. В следующем году в схватке с половцами погиб его старший брат Роман - обладатель Тмутаракани и единственная опора мятежного брата. «А Олега Святославича, - пишет Нестор, - хазары, схватив, отправили за море в Царьград».
В том, что это было делом Всеволода, свидетельствует продолжение летописной статье «Всеволод же посадил в Тмутаракани посадником Ратибора», одного из ближних своих бояр.

Четыре года провел Олег в изгнании. Византийский император в угоду своему родственнику Всеволоду (тот был мужем дочери византийского императора Константина IX Мономаха Марии) сослал Олега на остров Родос в Средиземном море, где Олег прожил два года.

Но 1083 он, не известно как, вернулся в Тмутаракань, приведя с собой жену, знатную византийку Феофано Музалону.

Его возвращение было громким и грозным. «Повесть» рассказывает: «Пришел Олег с Греческой земли в Тмутаракань и захватил Давида (Игоревича) и Властелина Ростиславича и сел в Тмутаракани. И перебил хазар, которые были причастны к убийству брата его (Романа) и умишляли против него самого, а Давида и Властелина отпустил».

В Тмутаракани Олег княжил более десяти лет. Это был едва ли не самым спокойное время в его неспокойной жизни, но никаких подробностей об этом в источниках нет. Некоторые историки выдвигают гипотезу, что он признал себя вассалом византийского императора Алексея І Комнина в благодарность за то, что тот выпустил его с Родоса. И в памятниках тогдашней и поздней письменности бесполезно искать намеки на такую ​​зависимость.
Неуравновешенный, амбициозный Олег меньше годился для роли чьей вассала.

Вряд ли в Тмутаракани Олег покорился судьбе. Но что мог причинить он из захолустной Тмутаракани всесильному главе «Ярославова племени» - Всеволоду?
Из летописей не видно, чтобы смерть Всеволода, произошедшей с апреля 1093 г., особенно взволновала тмутараканского князя. Видимо, он понимал, что с новым киевским князем, кто бы им ни стал, ему не справиться.
И вдруг его ушей достигла весть, что Владимир Мономах уступил Киев Святополку Изяславичу, а сам отправился княжить в Чернигов - город, который Олег все эти годы продолжал считать своим! Это известие в очередной круто изменило его жизнь.

«Заключение мира между Святополком Изяславичем и Владимиром Всеволодовичем
Мономахом в 1097». Миниатюра из Радзивилловской летописи. 15 в.
За годы тмутараканского княжения дружба Олега с половецкими ханами очень окрепла. Он был единственным среди южнорусских князей, кто уклонялся от военных действий против половцев. После смерти своей жены Феофано Олег женился на дочери сильного половецкого хана Осолука.
Все это обеспечило ему поддержку половцев в грядущий борьбе за черниговский престол. Сговорившись с половецкими ханами, Олег двинулся на север.

Несторова летопись под 1094 год гласит: «Пришел Олег с половцами из Тмутаракани и подошел к Чернигову. Владимир же (Мономах) закрылся в городе. Олег же, подойдя к городу, сжег его окрестности и монастыри сжег. Владимир же заключил мир с Олегом и пошел из города на стол отцовский, в Переяслав, а Олег вошел в город отца своего. Половцы же стали воевать (уничтожать людей и грабить) вблизи Чернигова, потому что Олег не препятствовал им, ибо сам приказал им воевать».

Олег Святославич осаждает Чернигов (Радзивилловская летопись).
Короткие строки летописи рисуют страшную картину. Олег оружно приобретает вотчину, приведенные им половцы уничтожают и обдирают его подданных уже после того, как он сел на черниговский престол. А Олегу как будто безразлично - он радуется со своего успеха.
Половецкими ханами он обязан Черниговом, так благодарит их кровью и добром жителей земли. Пройдет около ста лет, и автор «Слова о полку Игореве» с большой силой своего таланта воссоздает те безжалостные времена и заклеймит зачинщика событий:
Тогда при Олеге Горяславнча
Сеялись-росли усобицы,
Гибли внуки Даждьбога,
В княжеских распрях возраста лишались.
Тогда в земле Русской
Не так ратаи гукали-те звали,
Как вороны каркали-кричали,
За трупы перекор имея.
Наконец, сбылась давняя мечта Олега - сесть князем в Чернигове. Тут бы ему и успокоиться и больше не будоражить мира в государстве. Однако буйный нрав брал свое.
Он, как и раньше, враждует и с Мономахом, и с великим князем киевским Святополком, и с большинством других южнорусских князей.
Главным же преступлением Олега в глазах общества было то, что он демонстративно уклонялся от участия в общерусских походах в Половецкие степи, против бывших друзей и сообщников - ханов. Более того, черниговский князь и дальше пытался с половецкой помощью воевать против других русских князей.

Терпение киевского князя Святополка Изяславича и переяславского - Владимира Мономаха (они тогда совместно управляли Киевской государством) наконец лопнуло.
В конце апреля 1096 года с войском пошли на Олега. Он потеряв душевное равновесие, сбежал из Чернигова, запо гигантскими валами которого было больше шансов отсидеться, и закрылся в Стародубе.

Святополк с Мономахом осадили это небольшой, хотя и укрепленный город. После месячной осады Олег сдался на милость победителей. Его заставили целовать крест в том, что он вместе с братом Давидом приедет на княжеский съезд, который предполагалось провести в Киеве. Но опять Олег не сдержал слова.

После стародубской капитуляции Олег не вернулся - неизвестно почему - в Чернигов, а отправился в Муромо-Рязанскую землю, что некогда принадлежала также его отцу.
Конечно, он не желал повиноваться дуумвирам - Святополку Изяславичу и Владимиру Мономаху. Там он убил Изяслава Владимировича, сына Владимира Мономаха.
Лишь после того, как в конце 1096 года старший сын Владимира Всеволодича - Мстислав наголову разбил его вблизи Суздаля, Олег с повинной головой пришел к Святополку и Владимиру. Они лишили его Черниговского княжества, передав землю более уступающем и уравновешенному младшему брату Олега - Давиду.

Святослав Ярославич с семьёй. Миниатюра из Изборника 1073 г.
Один из четверых старших сыновей — Давид.
Так Олег снова превратился, по сути, в изгоя, на этот раз - по собственной воле.
Историкам неизвестно, где он провел часть 1097 г., но осенью на Любечском съезде князей Олег получил малую долю Святославовой вотчины - какую именно, «Повесть временных лет» и другие летописи почему-то не назвали.
В историографии Олега обычно называют новгород-северским княем. Однако по внимательном изучении источников оказалось, что Новгород-Северский в 1097 г.. был маленьким городом-крепостью, в нем не было княжеского стола.

Любечский съезд князей
Похоже что, Олег таки получил этот город с округой, но Мономах придал ему из собственных владений еще и Курск, который был значительно больше и важнее Новгорода-Северского того времени. Думается, Олег имел свой стол в Курске и считался курским князем.

Потеря Чернигова, очевидно, сломала его. Олег до и после 1097 - это, по сути, два разных людей, разных характеров и темпераментов. На смену воспалительном, надменному, воинственному, амбициозному рыцарю пришел послушный, потухший и малозаметный удельный князь.
Его роль в политической жизни Древнерусского государства постепенно сошла на нет. Он начинает ходить «у стремени» великого князя киевского, то есть делается его покорным вассалом.

Печать Олега Святославича, князя Черниговского. После 1094 г.
Олег начинает даже участвовать в общерусских кампаниях против половцев. «Повесть» сообщает, что с 1107 года он среди других князей, возглавляемых Святополком и Мономахом, успешно ходил в Половецкие степи. После этого упоминания об Олеге исчезают из источников. Неизвестно, где провел он свои последние годы.
Из «Повести» известно, что Олег Святославич скончался 1 августа 1115 года, но Нестор забыл (не захотел?)- назвать город, в котором князь закончил жизнь.

Так, своеобразным изгоем (хотя и имел какую-то землю), осужденный современниками и последующими поколениями за братоубийственную войну и и наведение половецких ханов на родную землю, а может, и забытый, сошел в могилу Олег «Гориславич», один из крупнейших авантюристов Европы конца XI - начала XII в.


@темы: занимательная История, Вы, знаете каким он парнем был? (с.)

URL
Комментарии
2018-03-02 в 14:26 

Даумантас
House Katsap - We do not jump.
Гориславовича
Гориславича

Очень странный рассказ. Котляр лажает практически с самого начала — имя сестры Бурхарда Трирского нам прекрасно известно, это Ода Штаденская. Но она не была матерью Олега. Она была матерью Ярослава Святославича, младшенького из черниговских княжичей, предка князей рязанских. Старшим же Святославичам, Глебу, Олегу, Роману и Давиду она приходилась мачехой. То, что Олег якобы был третьим сыном Святослава, тоже его выдумки. На самом деле мы точно знаем лишь то, что старшим в семье был Глеб, а младшим Ярослав. Соотношение старшинства остальных гадательно. Ну, разве что, Роман почти наверняка был младше Олега. Сказочки про какие-то особые отношения Олега с половцами тоже, мягко говоря, давно пропахли нафталином. Дружили с куманами тогда все. И Мономах не меньше других лобызался, о чем прямо пишет в своем "Поучении". В 1108 г., вскоре после помянутой здесь же Лубненской битвы, Гориславич с Мономахом вместе, одновременно женили своих сыновей на половецких княжнах, "аепиных дочках". Ну и, конечно, Нестор никак не мог умолчать про место смерти Олега в 1115 г., ни нарочно ни случайно, просто потому, что закончил работу над ПВЛ в 1112-м. Олег еще был жив, зараза такая))) Да и вообще ПВЛ заканчивается на... 1110-м году, дальше повествование не идет. Так что, обвинять в каких-то там умолчаниях о событиях аж 1115-го, что Нестора, что любого другого из авторов или редакторов свода... кхм...)

Ну и, конечно, ошибки.

«Привели Олег и Борис плохих (половцев)
Не "плохих", а "поганых", т.е. язычников. Это слово обычно не переводят с древнерусского. Ни на современный русский, ни на, полагаю, украинский.

Он потеряв душевное равновесие, сбежал из Чернигова, по гигантскими валами которого было больше шансов отсидеться, и закрылся в Стародубе.
Какое-то маловразумительное предложение. По или под валами? Скорее уж "за". И явно имеются в виду валы Стародуба, но тут они привязаны к Чернигову.

Конечно, он не желал повиноваться дуумвирам - Изяславу и Владимиру
Святополку Изяславичу и Владимиру Мономаху.

Там он убил Мономаха сына Изяслава.
Изяслава Владимировича, сына Владимира Мономаха. Странно, кстати, что этот эпизод Котляр вообще никак не описал. А история была преинтереснейшая.

2018-03-02 в 15:01 

N.K.V.D.
Ну, суки, ща я вам устрою гей-парад!
Даумантас, спасибо.

URL
     

Юрист-тракторист широкого профиля...

главная