N.K.V.D.
Ну, суки, ща я вам устрою гей-парад!


Для оценки казацкой конницы накануне восстания Хмельницкого зачастую используется одна единственная фраза из произведения Гийома де Боплана: «…при езде верхом они не настолько искусны. Помню, мне случилось видеть, как всего 200 польских всадников обратили в бегство 2 000 их наилучших воинов».
Традиционно считается, что одной из главных задач Богдана Хмельницкого по формированию украинской армии было создание казацкой конницы, способной на равных противостоять польской.
Многие украинские историки считают, что великий гетман выполнил задачу блестяще, создав конницу, которая «уже с 1649 и в дальнейшем успешно состязалась с шляхетской конницей, что обеспечивало украинским военным широкое поле манёвра, нейтрализовало преимущество польской тяжёлой конницы — гусарии».
Однако польский исследователь Витольд Бернацкий убеждён, что казацкая конница времён восстания Хмельницкого имела низкие боевые качества: она выполняла в войске гетмана второстепенную роль и в случае столкновения с врагом должна была его задержать, дать возможность пехоте закрепиться на позициях и приготовиться к ведению боя.
Чтобы разобраться в этих противоположных мнениях, проследим в хронологической последовательности использование Богданом Хмельницким конных казачьих отрядов в ходе военных кампаний.


1648 год
Информация о действиях казаков в конном строю во время битвы под Жёлтыми Водами в мае 1648 года в источниках отсутствует. Преследовать отступающий отряд Стефана Потоцкого отправились татары, которые блокировали поляков в ожидании подхода казаков. Однако уже в битве под Корсунем значительная часть казаков, вероятно, использовала лошадей. Прямого указания на это в источниках нет, но только верхом казаки под командованием Максима Кривоноса могли опередить коронное войско и приготовить на его пути засаду.

Битва под Жёлтыми Водами
В следующем значительном бою под Константиновым 26–28 июля сложно проанализировать действия казацкой конницы. Украинские советские историки Елена Апанович и Иван Крипьякевич указывают (правда, без ссылки на источники), что М. Кривонос располагал тысячей конных казаков, собранных в один отряд. Первоисточником, по всей видимости, является «История Украины-Руси» Михаила Грушевского, где автор ссылается на информацию «варшавского корреспондента». Однако участники битвы с польской стороны С. Осинский и Б. Машкевич в своих реляциях не отмечают присутствие казацкой конницы на поле боя. Все сведения, которые встречаются в историографии о её действиях в этом бою, являются не более чем своеобразными предположениями о том, как могла бы действовать кавалерия казаков.

Как правило, в различных реконструкциях хода битвы казацкую конницу помещают слева от казацкой пехоты, наступающей под прикрытием лагеря. В таком случае во время битвы под Константиновым впервые в ходе Освободительной войны произошло лобовое столкновение казацкой и польской конницы. Результаты этой схватки исследователи, в зависимости от национальности, оценивают традиционно как победу «наших».

И всё же, вероятно, именно поляки более близки к истине. Даже Самуил Величко, который изображает эти события как полный разгром войск Иеремии Вишневецкого, указывает на то, что трофеями поляков стали 27 флагов, захваченных ранее казаками под Корсунем. Единственное, что можно утверждать с большой вероятностью, — это использование конницы в качестве поединщиков («герцевников») в начале боя. Схватки поединщиков закончились не в пользу казаков, так как в плен к полякам попал даже сотник Полуян, который, возможно, возглавлял казацких «герцевников».

Герц (поединок). Слева всадник козацкой хоругви, справа — показаченный
украинский шляхтич. Картина художника Анатолия Теленика.
Анализ битвы под Пилявцами в сентябре 1648 года тоже не проясняет вопрос. О действиях казацкой конницы в первый день сражения пишут Валерий Смолий и Валерий Степанков, указывая, что она находилась в резерве Хмельницкого, позади пехоты, которая вела бой за плотину. Когда польские хоругви Самуэля Лаща обогнули плотину и вышли во фланг казацкой пехоте, украинский гетман бросил в бой конницу, которая не выдержала удара и была разгромлена поляками. Ссылок на это, однако, авторы не приводят.
Самуил Твардовский прямо указывает, что полякам, которые прорвались через брод, противостояла «чернь». Веспасиан Коховский в своей работе пишет, что хоругви С. Лаща столкнулись с «казаками», но при этом дополняет, что последних возглавлял Чарнота.
Мог ли бывший брацлавский шляхтич возглавлять отряд «черни»? Ответ, скорее всего, будет отрицательным. Можно согласиться с предположением В. Смолия и В. Степанкова: если отряд Ивана Чарноты состоял из конницы, то она не выдержала открытого столкновения с поляками.

Более удачными действия казацкой конницы были во второй день битвы, когда по приказу Хмельницкого конные казаки надели вывернутые кожухи, прикидываясь крымскими татарами. Этот фортель гетмана привёл к дальнейшей победе.


1649 год
В известной мере проясняют картину наступательные действия казацкой армии на Волыни летом 1649 года накануне осады Збаража. Брацлавский полк Данилы Нечая действовал совместно с крымскими татарами Ширин-бея, Черниговский полк Мартына Небабы — с татарами Хадил-бея, Белоцерковский полк Михаила Громыки — с татарами Шарфлан-мурзы, Ирклиевский полк Филона Джеджалия — с татарами Карач-бея. Как видно, к каждому казацкому полку был прикреплён конный татарский отряд. В случае существования сильной казацкой конницы этот шаг не имел бы смысла.

Атака запорожцев в степи. Картина Франца Рубо.
Накануне осады Збаража произошло несколько столкновений между польскими разведывательными разъездами и передовой охраной казацкого войска. Чётких данных о составе разъездов последнего мы не имеем.
Но можно предположить, что это были как татары, так и казаки. Во время Збаражской осады состоялось несколько герцев, а также скоротечных конных схваток, в которых, как отмечают польские источники, полякам противодействовали преимущественно татары. Однако упоминаются и казаки.

В битве под Зборовом казацкая конница вновь не фигурирует. В советской и украинской историографии при описании хода сражения традиционно упоминается «казацкая и татарская конница». Однако в сохранившихся источниках (принадлежащих, как правило, польской стороне) речь идёт исключительно о татарской коннице, которая атаковала переправившиеся через Стрыпу коронные хоругви. То есть здесь мы имеем дело с подменой понятий.


1651 год
Что интересно, подобная проблема возникает и с описанием битвы под Берестечком летом 1651 года. Освещая ход военных действий первых двух дней сражения, украинские исследователи отмечают, что в первый день полякам удалось нанести значительный урон татарам. На другой день к татарам примкнула казацкая конница, и поляки потерпели жестокое поражение.
Однако Станислав Освенцим в своём дневнике отмечал, что в первый день поляки вели бой с татарской конницей, среди которой были только отдельные казаки. О кавалерийской битве следующего дня С. Освенцим сообщает, что татары пытались заманить польскую конницу на укрывшиеся среди лоз казацкие засады, которые силой мушкетного огня должны были нанести урон коронному войску. Это никак не подтверждает участие казацкой конницы в открытом бою, а наоборот, доказывает, что казаки действовали как пехота.

Непосредственно в кавалерийской битве участвовали поляки и татары, о чём и сообщает автор дневника, отмечая, что татары так перемешались с поляками, что трудно было отличить одного от другого. О казаках не сказано вообще ни единого слова. Богуслав Радзивилл, который также принимал участие в сражении, опять же сообщает о кавалерийских стычках с татарами, не упоминая казаков.

Конные казаки. Картина художника Анатолия Теленика.
Таким образом, именно на татарскую конницу лёг главный груз первых двух дней битвы. Поэтому не удивительно, что на третий день татары покинули поле боя, не желая таскать каштаны из огня для казаков, и отдались своему любимому занятию — грабежу украинских земель. Интересно, что существовал татарский отряд, подчинявшийся непосредственно Хмельницкому. Численность его колебалась от 600 до 2 000 конных татар. Этот факт подчёркивает, что гетман не слишком полагался на конных казаков.
Битва под Берестечком сравнительно неплохо исследована археологами. Игорь Свешников, который проводил раскопки переправы через реку Пляшову, нашёл значительное количество лошадиных подков, элементы седла, удил, лошадиной попоны, но только один элемент шпоры, которая необходима всаднику для владения лошадью во время боя.

Кавалерийская битва под Берестечком. Слева Тугай-бей, который через секунду упадёт
замертво под копыта своего коня. Картина художника Анатолия Теленика.
Во время битвы под Белой Церковью в сентябре 1651 года произошёл очень интересный случай, который проливает свет на проблему. Кроме традиционных поединков-герцев, источники зафиксировали и конное столкновение между противниками. Казацкая конница атаковала арьергард польско-литовского войска, возвращавшегося после боя в лагерь.

Начав атаку в конном строю и сблизившись с противником на дистанцию мушкетного выстрела, казаки стали обстреливать противника из «янычарок». Когда поляки контратаковали двумя «козацкими» полками, казаки быстро отступили с поля боя. То есть казаки действовали по драгунской тактике: передвижение верхом, а ведение боя в пешем порядке.


И снова 1649 год
Наиболее растиражированным примером массового использования казацкой конницы в бою является Лоевская битва 1649 года, когда несколько тысяч всадников Михаила Кричевского атаковали лагерь Януша Радзивилла. В июле 1649 для противодействия литовскому войску Радзивилла, который планировал наступление на Киев, Хмельницкий отправил отряд полковника Кричевского. Как позже рассказали пленные казаки, он состоял из «komunika ludu konnego», то есть из всадников, выступивших в поход без обоза.
Именно это позволило казакам осуществить форсированный марш с Волыни под Лоев и уже 31 июля атаковать — причём, действительно, в конном строю — литовский лагерь. Однако следует отметить, что конная атака была лишь эпизодом (хотя, возможно, и решающим) Лоевской битвы.
Узнав о том, что значительная часть литовских войск отправлена в разъезды, М. Кричевский решил одержать победу внезапной конной атакой. После её неудачного завершения казаки спешились и вели бой в привычном для них стиле. То есть опять перед нами пример использования драгунской тактики.

Интересно, что некоторые исследователи делают из этого в некоторой степени противоположный вывод. Как отмечает В. Гайбонюк, «особенностью казачьей кавалерии была её не только виртуозная конная выездка, но и искусство пешего боя. Так, под Лоевом в 1649 году 10 000 казацких конников, неожиданно заступив дорогу литовским войскам гетмана Радзивилла, очень скоро спешились и всего за четверть часа построили в лесу неприступный для превосходящих вражеских сил лагерь». Получается, что казацкая конница ещё дополнительно училась сапёрному искусству.

Запорожец в степи. Картина художника Анатолия Теленика.
Спустя два года ситуация повторилась: войска Радзивилла после форсированного марша были атакованы у Лоевской переправы казаками Мартына Небабы. После нескольких часов марша «комуником» казаки конной лавиной атаковали литовскую пехоту, но потерпели поражение. Вражеская конница довершила разгром.


1650-е годы
В 1652 году под Батогом польская армия потерпела наиболее сокрушительное поражение за всю войну с казаками. Широко распространено мнение, что именно во время этой битвы с лучшей стороны проявила себя казацкая конница. Но даже при тщательном анализе документов мы ничего не можем узнать о её действиях: в источниках содержатся лишь сведения о действиях конных татар. Тем не менее сама победа стала возможной только за счёт быстрого передвижения казаков к месту боя именно в конном строю: войско Хмельницкого неожиданно оказалось у польского лагеря.

Битва казаков под руководством Ивана Богуна против гусар под Батогом.
Великий гетман Мартин Калиновский не успел сосредоточить в лагере всё войско и был вынужден принять бой с превосходящими силами противника, который, как ему казалось, находился ещё далеко. Во время боя именно татарская конница нейтрализовала преимущество польской гусарии, что позволило казацкой пехоте штурмом захватить польский лагерь.

Весной следующего года поляки под руководством Стефана Чарнецкого совершили конный рейд на Брацлавщину. Сначала разрозненные казацкие силы не смогли оказать достойного сопротивления. Но благодаря действиям Ивана Богуна, который заставил поляков штурмовать укреплённое Монастырище, казаки вынудили врага отступить.
Во время польского штурма казаки сделали вылазку и, обойдя поляков, конной лавиной атаковали их с тыла. Ситуация для польских всадников ухудшилась после ранения С. Чарнецкого, и деморализованные солдаты начали отступать. Существует версия, что перед вылазкой казаки, как и в ходе битвы под Пилявцями, переоделись в татар, что и привело к панике в рядах поляков.

Казаки в степи. Картина художника Анатолия Теленика.

В том же году казацкая конница смогла отличиться ещё раз. Во время молдавского похода Тимоша Хмельницкого она в битве под Жижией сумела разгромить передовой конный отряд войска Штефана Георгицы, но отступила под прикрытие лагеря, когда была атакована главными силами мятежников. Казацкая пехота отбила наступление врага и обратила его в бегство. Преследовала ли его казацкая кавалерия — неизвестно. Однако М. Грушевский отмечает, что войско мятежников не отличалось высокими военными качествами.

После подписания Переяславского соглашения казаки лишились татарской помощи. Но место татар заняла московская конница. Именно она вместе с казацкой пехотой одержала победу над поляками под Городком Ягеллонским в сентябре 1655 года.

Подводя итоги, отметим, что во времена Хмельниччины действительно казаки стали чаще использовать коней во время военных действий. Однако конница выполняла разведывательные и охранные функции, принимала участие в поединках, а в открытом бою всё так же продолжала уступать полякам.
Правда, хитрости с переодеванием в татарскую одежду принесли положительные результаты. Тем не менее конные казачьи атаки носили эпизодический характер. В большинстве случаев казаки действовали как драгуны: передвигались верхом, а бой вели в пешем порядке.

Таким образом, утверждения украинских исследователей о победных действиях казацкой конницы в значительной степени являются преувеличением, а поляки, со своей стороны, занижают оценку противника.


@темы: занимательная История, про Ольгу Брагінську