12:36 

Трансконтинентальные бомбардировочные аэростаты "Fu-Go"

N.K.V.D.
Ну, суки, ща я вам устрою гей-парад!

Обыкновенные японские школьницы строят гигантского боевого робота? Это было нормой еще 70 лет назад.


Рейд бомбардировщиков Дулитла на Японию 18 апреля 1942 года стал неожиданно чувствительным ударом. Хотя прямой урон от бомбардировок был невелик, самоуверенности японцев отвесили тяжелую пощечину: американские бомбардировщики продефилировали над священной землей Микадо, а все действия японских военных сводились к “мы бегаем кругами и дрыгаем руками”. Потомки самураев жаждали мести.

В качестве паллиативного возмездия, 9 сентября 1942 года японская авианесущая субмарина I-25 подкралась к побережью США, и подняла в воздух легкий самолет-разведчик E14Y “Glen”, который сбросил на леса Орегона легкие зажигательные бомбы. Эффект от атаки был нулевой (лесные рейнджеры США быстро погасили очаги возгорания), и для массированного применения метод явно не годился – риск для субмарин был слишком велик. Требовалось альтернативное решение.

Еще в 1930-ых, майор японской армии Макото Кондо предлагал в случае войны с СССР, атаковать советскую территорию аэростатами, несущими зажигательные бомбы. Проект привлек некоторый интерес, но в 1935 был остановлен. Стало ясно, что летящий по ветру аэростат – слишком неточное оружие, чтобы поразить с его помощью конкретные цели.
В 1942 году, японский флот возродил проект бомбардировочных аэростатов под индексом “Fu-Go” (яп. Fusen-Go – “Аэростат Первый”). Исходный проект было достаточно скромен: аэростаты должны были запускаться с субмарин, занявших позиции примерно в 1000 километров от побережья США.

Были проведены предварительные испытания, которые доказали работоспособность проекта – вопрос был теперь лишь в том, как создать беспилотный воздушный шар, способный поддерживать нужную высоту полета в течении 8-10 часов, необходимых для достижения территории Америки.
Флотское командование инициировало разработку необходимой аппаратуры, и несколько строящихся субмарин оснастили емкостями для хранения водорода, но в августе 1943 года программу внезапно отменили. Ухудшающаяся военная обстановка и значительные потери в корабельном составе не позволяли более выделять субмарины для откровенно третьестепенной важности операции.

Тихоокеанское струйное течение.
Тем не менее, авторы проекта “Fu-Go” не желали сдаваться, и предложили радикальное решение – запускать аэростаты из самой Японии. Через океан их должно было донести тихоокеанское струйное течение, воздушная “река” в верхних слоях атмосферы. Перед войной, японцы приложили немало усилий к изучению струйных течений, и, пожалуй, знали о них больше, чем кто-либо другой.

Теоретические расчеты показывали, что примерно 10% из всех запущенных с территории Японии аэростатов сумеют достигнуть территории США. Цифра не впечатляющая, но с учетом небольшой стоимости аэростатов, японское командование она вполне устраивала. Всего к весне 1945 года предполагалось запустить около 30000 аэростатов, снаряженных зажигательными бомбами, и японские инженеры достаточно логично предполагали, что из тысяч способных достигнуть Америки боеприпасов хотя бы некоторые да упадут на что-нибудь легковоспламеняющееся.

Конструкция:
Оболочка бомбардировочного трансконтинентального аэростата “Fu-Go” была сферической формы, диаметром около 10 метров. Ее объем составлял 538-540 кубических метров водорода (суммарная подъемная сила на уровне моря достигала 620 килограмм, из которых на долю полезной нагрузки оставалось всего около 136 кг). Примерно посередине оболочки, на ней было закреплено матерчатое кольцо, прошитое для прочности фестончатым швом. К этому кольцу крепились 14-метровые стропы, соединявшие оболочку аэростата с подвешенной под ней гондолой.

Схема устройства "Fu-Go".
Гондола аэростата внешне напоминала алюминиевое колесо, в ободе которого были проделаны 70 отверстий. В эти отверстия вставлялись пиропатроны системы сброса балласта, к которым на тросиках подвешивались балластные мешки с песком. Аналогично, на пиропатронах размещалась и боевая нагрузка. На П-образной раме, установленной поверх крестовины “колеса”, устанавливалась электрическая батарея и аппаратура управления высотой полета аэростата.

Настоящим техническим вызовом для японских инженеров стала система контроля по высоте. Хотя, казалось бы, летящий по ветру аэростат не нуждается в особо сложном управлении, на самом деле это было далеко не так. Чтобы достигнуть территории Америки, запущенный с японских островов аэростат должен был оставаться на высоте 9-11,5 тысяч метров на протяжении двух-трех суток. Именно на этих высотах тихоокеанское струйное течение несло бы аэростат в нужном направлении. Проблема была в том, что из-за неминуемых утечек водорода и температурного расширения/сжатия газа днем и ночью, высота полета “Fu-Go” постоянно менялась.
Чтобы решить проблему, японскими инженерами была разработана оригинальная система “стабилизации по высоте”. В оболочке аэростата имелся пружинный клапан, отрегулированный таким образом, чтобы открываться, когда давление газа внутри оболочки значительно превосходило давление воздуха снаружи – примерно на высоте 11,5-12 тысяч метров.

В гондоле аэростата были установлены три барометра-анероида, замкнутые параллельно в электрическую цепь. Когда аэростат снижался ниже 9000 метров, вращающиеся стрелки анероидов замыкали цепь и подавали ток от бортовой батареи к пиропатронам системы сброса балласта. Чтобы система не начала сбрасывать балласт сразу же после старта (пока аэростат еще не успел набрать рабочую высоту), была предусмотрена 52-минутная задержка, обеспечиваемая обычным 10-метровым бикфордовым шнуром.

Система анероидов.
Управление полетом аэростата выглядело следующим образом:
* Если аэростат поднимался выше 11,5 тысяч метров (например, нагревшись под солнечными лучами днем), плотность воздуха снаружи падала, и давление расширившегося газа внутри оболочки пересиливало пружину выпускного клапана. Клапан стравливал газ, до тех пор, пока аэростат вновь не опускался до высоты, на которой давление выравнивалось, и пружина закрывала клапан.
* Если аэростат опускался ниже 9 тысяч метров (в результате утечек газа, или охладившись ночью), поворачивающиеся стрелки барометров-анероидов замыкали электрическую цепь механизма сброса балласта. Так как барометры были самой ненадежной частью системы, японцы установили их три, замкнутых параллельно.
* Ток от батареи воспламенял пару пиропатронов, расположенных на противоположных позициях “колеса” гондолы. Пиропатроны пережигали тросики, удерживающие два мешка с балластом (два мешка с противоположных краев сбрасывались для того, чтобы гондола не перекосилась). После сброса песка, ставший легче аэростат начинал подниматься. Электрическая цепь, после двухминутной задержки, перезамыкалась на следующую по очереди пару пиропатронов.

Участок "колеса" гондолы аэростата. Видны вставленные в отверстия пиропатроны системы сброса.
На последних по порядку срабатывания позициях “колеса” гондолы размещалась боевая нагрузка. Обычно она состояла из 2-4 зажигательных бомб весом от 5 до 12 килограммов, подвешенных аналогично мешкам с балластом, и фугасной 15-и килограммовой бомбы Тип 92, закрепленной в центре “колеса”.
Когда очередь срабатывания доходила до последней позиции (предполагалось, что аэростат к этому времени будет уже над территорией США), вся боевая нагрузка сбрасывалась одновременно, и поджигались бикфордовы шнуры, ведущие к механизму самоуничтожения – двум зарядам, размещенным в гондоле и в оболочке аэростата соответственно. Система самоуничтожения была предусмотрена для того, чтобы возможно дольше держать американцев в неведении относительно истинной природы атак и конструкции аэростатов.

Полностью снаряженная гондола.
Разумеется, полсотни килограммов боевой нагрузки едва ли могли считаться сколь-нибудь убедительным вооружением (особенно учитывая точность “в пределах полушария”), но японцы надеялись, в первую очередь, на психологический эффект. Они достаточно логично предполагали, что хотя бы некоторые аэростаты сбросят бомбы над населенными областями, и беспокойство американского населения заставит правительство США тратить время и ресурсы на малоценные стратегически защитные мероприятия.
Кроме того, расчеты показывали, что основными районами сброса бомб станут, скорее всего, лесистые районы штатов Вашингтон, Орегон и Британской Колумбии. Несколько удачно упавших зажигательных бомб вполне могли спровоцировать катастрофические лесные пожары, ущерб от которых многократно превысил бы японские расходы на программу. В целом, японцы не ожидали от “Fu-Go” особых результатов, но считали, что так как программа не требует дефицитных ресурсов и квалифицированной рабочей силы, то вполне может и оправдать себя.

Производство:
Первые аэростаты, разработанные по программе “Fu-Go”, изготавливались из прорезиненного шелка. Однако, этот материал был дефицитным, и для серийного производства не годился. В поисках более дешевой альтернативы, японские инженеры перебрали несколько вариантов, пока не остановились на васи – традиционной японской бумаге, изготовляемой из различных растительных волокон (иногда ошибочно называется “рисовой бумагой”).

Бумага васи была в Японии широкодоступна, производилась на множестве мелких предприятий, практически не использовалась в военной промышленности и отличалась хорошей прочностью. Оборотной стороной было то, что васи производилась кустарно и только небольшими прямоугольными листами – что делало сборку аэростатов весьма трудоемким мероприятием. Качество изготовления тоже сильно различалось.

Склейка оболочки аэростата.
Стремясь начать свою трансконтинентальную бомбардировочную кампанию, японские военные организовали целую индустрию по изготовлению и сборке аэростатов. В ней участвовали как военные арсеналы (осуществлявшие сборку аппаратуры управления), так и крупные корпорации (вроде химических концернов “Kokusan Kagaku Kōgyō K.K.”) и множество мелких производителей. Средняя стоимость одного аэростата составляла порядка 10000 йен (в основном, за счет аппаратуры управления), без учета вложений в инфраструктуру и организацию процесса.

Постройка аэростатов была нелегким мероприятием. Каждый сегмент оболочки склеивался из нескольких десятков листов васи, уложенных в 4-5 слоев. От 38 и до 64 отдельных сегментов (в зависимости от особенностей производства) требовалось для сборки оболочки аэростата. Для склеивания листов и обеспечения газонепроницаемости материала, использовался крахмальный клей, в который был добавлен синий краситель – после изготовления, каждый сегмент просвечивался мощной лампой, места, где клей лежал неравномерно, выявлялись по их более светлому оттенку и исправлялись.

ОЯШ за постройкой гигантского, правда, не-человекоподобного робота.
Изготовленные сегменты доставлялись на сборочные площадки, где из них собиралась оболочка аэростата. Так как производство аэростатов было очень трудоемким, японский флот активно привлекал к нему школьниц-старшеклассниц. Считалось, что их тонкие пальцы лучше справляются с подобной работой. Участвующие в сборке аэростатов школьницы тщательно стригли ногти, и работали босыми, в чулках и перчатках, чтобы случайно не повредить тонкую оболочку.

Завершенные аэростаты переносились в большие, просторные помещения с высоким потолком, где надувались воздухом для проверки на герметичность.
В качестве “испытательных стендов” использовали, что подвернулось под руку: театры, залы сумо, большие склады (позднее начали строить специально приспособленные здания). Наконец, после финальной проверки, аэростат признавался годным к использованию, и передавался на стартовую площадку.

Для запуска “Fu-Go”, после тщательного анализа метеорологических данных, были выбраны три площадки – Накосо (префектура Фукусима), Отсу (префектура Ибараки) и Ичин Омия (префектура Чиба). Предварительные исследования показали, что условия в этих местах наиболее благоприятны для целиком зависящего от погоды проекта.

Запуск “Fu-Go”, 1944 год.
В 1943-1944 году, японский флот выполнил серию запусков аэростатов-прототипов Тип B, оснащенных радиомаяками, изучая движение воздушных потоков в направлении Америки. Хотя ограниченные возможности японских радиопеленгационных станций не позволяли следить за маяками аэростатов над океаном, эти запуски, тем не менее, подтвердили работоспособность концепции.

Применение:
Трансконтинентальная бомбардировочная кампания – первая в мировой истории! – была начата 3 ноября 1944 года. Такая дата была выбрана не случайно, японские метеорологи установили, что струйные течения над Тихим Океаном достигают наибольшей силы в период с ноября по март. За первым запуском быстро последовали следующие, и вскоре программа вышла на расчетный темп. Запуски могли осуществляться только в ясную погоду – запущенный сквозь облака аэростат своей бумажной обшивкой впитывал бы влагу, становился тяжелее и рисковал не долететь до цели. Сильные ветры у земли также мешали запускам. В итоге, аэростаты “Fu-Go” запускались преимущественно в безветренную, ясную погоду, желательно сразу после прохода антициклона, что делало запуски в определенной степени… неритмичными. Тем не менее, в удачный день, три стартовые позиции могли поднять в воздух до 200 аэростатов.

Совершивший аварийную посадку "Fu-Go" (Монтана)
Американцы узнали о японской программе буквально на следующий же день, 4 ноября, когда один аэростат был подобран патрульным катером в море, примерно в 100 милях от Сан-Педро (Калифорния). Японское происхождение аэростата установили без труда, но эксперты решили, что это просто японский метеозонд, случайно унесенный ветром, и не придали ему особого значения. Аналогично, не обратили особого внимания и еще на один аэростат, найденный в море две недели спустя.

Однако к концу ноября, стало ясно, что нечто странное все-таки происходит. Таинственные воздушные шары наблюдали над Вашингтоном, Орегоном и Британской Колумбией, кроме того, начали поступать сообщения о необъяснимых хлопках и непонятного происхождения воронках от взрывов. Наконец, несколько совершивших “аварийную посадку” из-за утечки газа аэростатов было обнаружено в штатах Вайоминг и Монтана, и Америка поняла, что подверглась новому нападению.

Упавший аэростат в США.
Американские власти поначалу не имели представления, откуда именно исходит новая угроза. Метеорологических данных о струйных течениях над Тихим Океаном не хватало, и первым предположением было, что шары запускаются с подводных лодок, тайно пробирающихся к американскому побережью. Когда подтвердить это предположение не удалось, начали выдвигаться и более дикие идеи – что аэростаты запускаются немецкими агентами из латиноамериканских стран, и даже что их изготовлением и запуском тайно занимается “пятая колонна” (в существовании которой американцы почти не сомневались) этнических японцев в депортационных лагерях.

Точку в споре поставили ученые. Проанализировав песок в балластных мешках одного из упавших аэростатов, геологи пришли к выводу, что он никак не может происходить с территории Америки, и, скорее всего, взят в Японии. Позднее, микробиологи сумели даже (на основании анализа микроорганизмов, обитавших в пробах песка) установить, из каких конкретно мест добывается большая часть балласта, и, таким образом, выявили расположение двух из трех японских пусковых площадок. Их, впоследствии, “навестили” американские бомбардировщики, изрядно замедлив дальнейшие операции.

Аэростат "Fu-Go" в небе Канады.
Первоначально американские военные попытались парировать угрозу традиционными методами – перехватом и уничтожением аэростатов. Это, однако, оказалось проще сказать, чем сделать. Летящий на высоте 10-12 километров “Fu-Go” оказался на редкость непростой мишенью для пилотов-перехватчиков, и кроме того – плохо различимой на радарах того времени. Хотя истребители регулярно вылетали на перехват, количество ложных тревог зашкаливало, а результаты оставляли желать лучшего. Согласно подсчетам, не более 20 аэростатов было сбито над территорией США. Выдвигались проекты создания сплошной радарной сети вдоль побережья Вашингтона и Британской Колумбии, но подобное мероприятие (проект “Sunset”) было бы очень дорогим, а гарантированного результата не сулило.

Аэростат "Fu-Go" снятый пушечной камерой истребителя.
В итоге, самым эффективным оружием в борьбе с японскими аэростатами стала… цензура. Американские военные правильно предположили, что японцы будут оценивать результативность своих атак по сообщениям в американской прессе, через нейтральные страны.

Если пресса будет молчать об аэростатах, то японцы, скорее всего, сочтут весь проект провальным, и прекратят бомбардировочную кампанию. Информационная блокада также позволяла избежать беспокойства среди американского населения, и настойчивых требований “сделать что-нибудь” со стороны политиков – которые наверняка начали бы требовать защитных мер для своих избирателей, не считаясь с тем, сколько ресурсов эти “защитные меры” будут оттягивать с фронтов.

Офицеры ВВС и представитель ФБР осматривают упавший аэростат.
Кроме того, американцы знали о японских исследованиях в области биологического оружия, и – хотя американская медицина и была вполне готова остановить любую биологическую атаку – вовсе не желали “вдохновлять” японцев на новые идеи касательно снаряжения аэростатов.

Эта конкретная тревога, впрочем, была ложной. Японцы вовсе не собирались начинать биологическую войну с Соединенными Штатами. Их военное командование прекрасно понимало, что, какие бы проблемы ни создала Америке японская биологическая атака, она ничуть не помешает американцам нанести ответный биологический удар – который, для живущего впроголодь населения Японии, будет иметь воистину катастрофические последствия. Кроме того, выбранный японцами метод доставки биологического оружия (распыление насекомых – носителей возбудителя болезни) сам по себе плохо подходил для аэростатов.

Японский аэростат, упавший в Канзасе. 23 февраля 1945 г.
Посвященные в проблему, крупнейшие американские издательства добровольно обязались избегать публикаций о наблюдении японских аэростатов, а любой ущерб от них списывать на случайности и естественные катастрофы. Сделать это было нетрудно – по большей части, ущерба не было вообще.

Главная ставка японцев на лесные пожары не сработала. Японцы допустили фатальную ошибку в рассуждениях – выбрав для своей кампании зимний период как оптимальный с точки зрения воздушных течений, они не учли, что зимой леса северо-запада США и Канады покрыты снегом, и вероятность лесных пожаров невелика. Лесные рейнджеры на северо-западе США были подкреплены добровольцами, а также 555-ым парашютно-десантным батальоном (специально обученным десантироваться к центру разгорающегося пожара), но в итоге частота возгораний не превысила статистической нормы.

В итоге, единственными жертвами бомбардировок стали Эльза Митчелл, жена пастора из Орегона, и пятеро учеников воскресной школы. 5 мая 1945 года, отправившись на пикник в местечке Блю, они нашли упавший аэростат, и, не зная, что это такое, попытались распутать стропы. В этот момент прогремел взрыв.
После этой трагедии, стало ясно, что полная цензурная блокада себя не оправдывает. Незнание об японских бомбах могло привести к новым жертвам, и в итоге – к панике. В итоге, было принято компромиссное решение: население поставили в известность, но так, чтобы создалось впечатление, что появление японских аэростатов над территорией США, это лишь единичные случаи.

Мемориал жертвам бомбардировки.
Пресса получила новые инструкции – об обнаружении японских аэростатов рассказывать, но только в тех ситуациях, когда это нельзя было отбросить как слухи и “недостоверную информацию”. Штаб-квартира Западного командования обороны США выпустила бюллетень “Japanese Balloon Information Bulletin No. 1”, который давал подробное описание японских аэростатов и предупреждал население не приближаться к ним и немедленно докладывать властям.

В результате, японские военные сумели узнать всего о двух аэростатах, достигших территории США. Японская пропаганда, разумеется, не жалела красок, расписывая пылающие американские города, многотысячные жертвы, и спасающееся в панике от катастрофических пожаров население, но армейское и флотское командование были далеко не так оптимистичны. Японские военные, видимо, совершенно недооценили возможности контроля информации в “свободном и демократическом” обществе, и пребывали в полном убеждении, что если американская пресса написала только о двух аэростатах, то значит, вся программа обернулась дорогостоящим провалом. Было принято решение прекратить неэффективные запуски. Кроме того, американские бомбардировки к этому моменту уничтожили 2/3 японского производства водорода, и ставший внезапно дефицитным газ требовался химической промышленности.

Карта наблюдений шаров "Fu-Go".
20 апреля 1945 года состоялся последний пуск аэростата “Fu-Go”, после чего программа была закрыта. Всего в ходе нее было запущено около 9000-10000 аэростатов (данные разнятся), из которых на территории Северной Америки было обнаружено 296. Еще несколько аэростатов были замечены в океане, и минимум два принесло ветром обратно в Японию. Изучив после войны японские архивы и сопоставив частоту обнаружения с частотой запусков, американские эксперты пришли к выводу, что всего территории Америки достигло порядка 1000 аэростатов, из которых обнаружен был примерно каждый третий.

Интересно отметить, что эта цифра – 10% - подтверждает первоначальные японские выкладки, легшие в основу проекта. До сих пор, в лесах на западе США и Канады находят детали упавших аэростатов и их смертоносный груз. Не далее чем в 2014 году, на территории Британской Колумбии была обнаружена и подорвана саперами вполне работоспособная японская бомба, долгие семьдесят лет терпеливо поджидавшая неосторожного прохожего.

Гондола аэростата "Fu-Go", найденная в 2014 на территории Канады.
P.S. Парадоксально, но одной из “альтернативных” задач для программы “Fu-Go” могла стать доставка агентуры. В конце 1944 года, японские военные рассматривали возможность использования аэростатов для заброски в США небольших диверсионных групп. Однако, для этого требовалось существенно увеличить размеры аэростата (2-3 человека и гермокабина требовали значительно большей подъемной силы), да и вероятность достижения цели всего в 1/10 была чересчур низка даже для японцев. Проект был закрыт, но интересно отметить, что военные США также предположили такую возможность и на полном серъезе прочесывали леса в поисках спрыгнувших с шаров японских шпионов.




@темы: занимательная История, Игрушки для Больших мальчиков

URL
Комментарии
2018-08-22 в 16:31 

Угол_Кастера
Не только тевтонский гений был сумрачным, но и самурайский гений тоже, однако:hmm:

     

Юрист-тракторист широкого профиля...

главная